top-right

2002 №11

 

Нижний Тагил - поэтический

Стихи

Евгений Туренко

Утро

Невесомая дорога,
легкая прохлада —
как по жизни босоного
до иного взгляда,

отдаленно не по следу,
медленному снегу, —
Богородица — по свету,
Ангелы — по небу.

***

И до смеха недотрога,
жалость натощак,
откровенно одиноко,
ладно, что и так —
до святого и слепого
снежно и свежо.
А живешь, конечно, плохо,
то есть хорошо.

***

Вешний сад и светлый дом
с тишиною за окном,
со святыми образами
и молитвой перед сном.
Вот куда мы и пойдем,
удивительно — вдвоем —
слушать медленное пенье
и смотреть на водоем.
Остальное — ни о чем.

Лимон

Ни за чем не вспоминай,
с чаем заодно,
легкомысленный Китай,
желтый, как пятно.

Лишь у стареньких детей,
круглых, как Басё,
не бывает мелочей,
а бывает все.

Елена Пилипец

***

Вслед за курсором штопать зимний ямб
и просыпаться с запахом апреля.
Дарить куплеты всем другим, а вам —
бежать украдкой утром из постели.
Спокойно встретить удивленный взгляд.
Перебивать смущенье взрослой позой.
Сказать полслова и молчать подряд,
вас разрешая кратко — малой дозой.
Чуть позже мятой заглушать хандру
и, улыбаясь — мимо — дядям… таксам…
привычно плесть приятную муру
и в ожиданье ногти грызть —
вот так вам!

Телефонный звонок

Февраль так незнакомо тих.
Звонок — и к телефонной вьюге,
чешуйкой легкою в испуге
отслаиваясь с губ чужих.

Плыву потерянно, как часть
движения, забыв начало
себя, которой было мало,
чтоб белый немот раскачать.

Довызубрив последний жест,
вся умещаюсь на ладони,
но твой далекий голос гонит
сомнения — я снова есть.

***

Перезабудь, едва-едва начав, —
зачем будить луну, дыша на блюдца.
И если завтра больше не проснуться —
невелика прилежная печаль:

перерасти — за крайний окоем,
раздать свои трофейные привычки,
всю эту тьму — до предпоследней спички,
уже совсем не видя, что — вдвоем.

А так давно — пора увидеть свет,
перелистав задумчивую воду,
и отличить продрогший силуэт
от непогоды.

Екатерина Симонова

***

Ты варишь лапшу и мечтаешь отправиться в Питер,
В соленую сырость весны и рифленую Балтику крыш,
Забыв впопыхах на диване оранжевый свитер,
Ты веришь еще в приключенья, мой глупый малыш.

Ты спишь, подтянув к животу золотые коленки,
И видишь во сне темноту и большие, в огнях, поезда,
И светлые рельсы стучат по испуганной стенке,
И движется вместе с тобой голубая звезда.

***

О, злые флорентийской прелести рецепты!
Смотри по оглавленью и сердцам:
Галлюцинация, и солнце, и адепты,
Чеканный крест и шелковистый срам.
В одно нанизывая бусинами веру
И виноград, патрицианство слез,
На острия корней — не в оловянность меры
Сошли венеры и игра угроз.
Гордясь, и отражаясь, и бледнея,
Открытым текстом, телом — наповал,
Над анемонами, над грудью — розовея,
Стать хроникой и нервом — наш финал.
И суть, и сыпь цитат, пожав в ответ плечами,
Истомы, лихорадку, мистицизм
Сведет к сухарику, к подстрочнику для шрама,
Потомкам предъявляя новый изм.

***

Только помнить всех рыб, и цветы, и слепящие стрелы,
Только выдрать в небесной механике карту дорог
В тридевятые земли, в дремучее женское тело,
Нашептав и просеяв сквозь долгие пальцы песок.

Только видеть во тьме нелетейские рваные раны,
Только ласточек слушать опять в этой башне пустой —
Из прилива в прилив и за Время строчить неустанно
На пергаменте, пахнущем смертью, весной и смолой.

Татьяна Титова

***

Еще небесный лес
Выпрастывает ветки
И сок нагих древес
Доходит до отметки —
Зарубки на стволе…
Ветвей сквозное чудо
И лужи на земле,
Которые забуду,
Покуда ветер спит,
Не зная остановки;
И темнота стоит,
Не требуя обновки.

Мавр

Ответь, моя дорогая, покуда свет
Не забелит темноты на скрижалях теснот.
Твоя синеглазая месса не стоит моей глухоты.
Не хватит дыхания на ночь волооких нот.

Ответь, моя дорогая, покуда мгла
Пришла и увязла в постели до утра спать:
Какая могла тебя не запачкать зола?
Какая метель не сподобилась снегом обдать?

Скажи, моя неизвестная, нечем тянуть.
Не лучше ли веселиться, почем заря?..
Неясен я, больно тесьмяную нить смахнуть,
Нет, ты прекрасно убранная, просто неясен — я.

Скажи, моя беспечальная, возле мечты
Не грезился мне однобокий чужой голубок?
Скажи, моя дорогая, другая, далекая — та ли ты?
Скажи, моя осиянная, с кем я лег?

Галина Коркина

***

Сойти с ума,
Чтоб мир людей исчез.
И пустота.
И сад теней.
И зов веществ.
Ходить, не видя грязь,
Не слыша лай,
Порвать со всеми связь
И — в вечный рай.
Идти сквозь смех,
Одетой ни во что,
Призвать успех
Во имя ничего.
Всех растерять,
Кто сам давно ушел,
Сидеть и ткать
Души нежнейший шелк.

***

Сначала слышала скрежет длинный,
Затем по лестнице мерный стук.
Войдешь, уставишься так пустынно
И прячешь дрожащие пальцы рук.

Затем свернешься клубочком в кресле
И будешь тихо стонать во сне…
Вот так и жили — почти что вместе,
Ногами к югу, лицом к стене.

***

Быть не влюбленной в кого-нибудь,
Тихо стоять на стреме…
Красную метку целует ртуть,
Снаружи на подоконник

Падают листья календаря
И дождевые струи.
Знаешь, вспомнила про тебя
Как-то спокойно, всуе.

***

Жду автобус… размыты числа…
Люди-пчелки спешат, снуют.
Ни желания нет, ни смысла…
Разгребает ночной салют
дворник. Дворник, мети почище,
в кучу сор собирай и жги,
и землею засыпь кострище,
а спрошу, где оно, — солги.

Наталия Стародубцева



***

И холодно вокруг, и как-то странновато.
И лишь в ушах звенит расколотый испуг.
А в темноте цветет опунция овата,
И белозубый мавр натягивает лук.

Не бойся, я пришла, я вытащу из плена,
И мне не страшен черт и крылья тишины…
Но если позовет красивая Елена,
Ты просто не ходи… чтоб не было войны.

***

Чего уж, кажется, проще:
Разродиться забавным клоуном,
Дождаться опять осени,
Кататься в метро сломанном,

Смотреть на твои линии,
Украдкою на спящего,
Называть в темноте по имени,
Касаться так ненавязчиво.

Кататься в метро каменном,
Простуду схватить острую —
Ходить в пиджаке мамином,
Казаться тебе взрослою.

Любовь Новак

***

Где звезды прикасаются к земле
и нет намека чувству на дорогу,
растенья увядают понемногу
и просто расстилаются во мгле.
Полынь, лопух, мокрица, лебеда
рождаются и зреют неустанно,
без них — ни шага, с ними — никуда,
но прозревать прошедшему не рано.
Здесь плотик, и замшелое весло,
и тихий ельник с запахом бессмертья.
Что было до свободы — заросло
и пахнет просыхающею сетью.
Никто не ошибется:
этот край
давно забыт во всех воображеньях,
а в доме — одиночества спряженье,
и воздух —
хоть до осени
спрягай!

Эскиз

В январе
нежданно-негаданно
объявилось белое лето:
распахнулись крылато двери,
удивленные вышли гуси,
стали крыльями чиркать по снегу,
загребая свежее солнце…
Старый пес
потянулся с улыбкой
и легко от гусей помчался,
как в забытом собачьем детстве…
Ах вы, солнышки — белые гуси,
посмотрите:
стал воздух выше,
перелистывает он улицы
и торопит оттаять ветки,
зеленея началом света.

Николай Семенов

***

Чем ярче тьма, тем белее звезды,
и самые тонкие стрелы видны.
Работа сердечная очень курьезна.
А жалкий синоним родной стороны

не ищет читателя, веку не платит
и силой не спорит — избито, старо…
Однако я жив — золотарь и старатель,
имущий отеческий мир и добро.

По кромке великих вселенных и жажды
бывает рассвет на погосте души;
цари на слонах поспешают однажды,
владеют! Но этот же страх ворошит

их крепкие вдохи и в городе пламя:
жить жителем временным — вечным не жить.
Могучий насадит преборзую память
и вновь, как младенец, не может ходить.

Рыбак

Лодка лежит серединою
у неповторимой реки,
берега верного, длинного
не вижу, пока потолки
старой водою здесь падают;
и верхнего берега нет
с крепостью, лесом, посадами.
Чуть ладится вымокший свет.
Поздний туман тайно валится,
восток уже мглою повит.
Маленькую жизнь, кажется,
опять чем-то важным знобит.
Имя твое, твое пение
сегодня люблю навсегда.
Шумно творю неумение
сказать о святыне. Беда…
Плавать останусь ли мокшею,
в рыбачьем несчастье молчать…
Пойду-ка с хозяйкой хорошею
огонь-самовар наклонять.

Елена Хомякова

***

Добавь игольный сон
в мои слова,
когда не знаешь правды мест,
где не был.
Тогда, уставшая от слез,
я дам воды и хлеба,
травой закрою раны беглеца
от мира,
где живые пирамиды
еще не знали божьего резца.

***

Я слышу твой голос
даже в немой
телефонной трубке.
Я чувствую твое тепло,
даже если в квартире
плюс два.
Но это лишь август
потерянный бродит
в развилке —
маленьким мальчиком
из чужого письма.

***

Раскрыты плавные ресницы,
Размыты чайные слова.
И полубоги, полуптицы
Слетают с моего плеча.

Замри и затаи дыханье.
Ты слышишь, как мои шаги
Бегут не на твое свиданье,
Вдыхают не твои духи.

***

Гипс стен и цветы на обоях.
Осколки и мусор в углу.
Читала стихи тебе, стоя
Босая на голом полу.
Какая красивая тайна —
Легенда о мне и тебе,
Но мы раскидали все камни,
И не на чем спать в шалаше.

Елена Сунцова

***

в дождливом горле вязкого трамвая
у памяти шатался на задворках
немыслимый песок былого рая
ветвистый шар разламывая
в створках
смеркается
нора молчанья
небо
прихлопнуто дыханием паучьим
лукавая доверчивая геба
богов не от вина печали учит
и проповеди строгие листая
смекает
ограниченности сроков
вопрос
неразглашения уроков
выходит
дан напрасно
запятая

***

Начинается время мужчин,
время денег, растраченных даром,
робких поводов, первых морщин,
неизбежных семейных скандалов
начинается. Сводят с ума
оголенные плечи, запястья.
Я не то чтобы нравлюсь весьма,
но внушаю доверие… К счастью,
мы близки, и сегодня зима…

Ольга Мехоношина

***

От окна отойди. Все равно эта ночь
Не отдаст ни одной свежей вести. Пусти.
Сядь сюда, помолчим. Толку — слово толочь?..
Тишина — тоже кем-то придуманный стих.

Тишина — тоже звук перед громом грозы,
Где весну кинет в жар и в радугу-крюк,
Тишина — пятилетние в щелке носы,
Где летает по детской мохнатый испуг,

Тишина — тоже шанс на смертельную блажь
На исходе любви!.. нашей!.. Слышишь?! Молчишь?
Плачь, ори, песни пой! Будет легче… хотя ж
Тишина — тоже выход…

Э-э, да ты спишь…

***

Мы с тобой — два уверенных волчьих чутья,
Два орлиных зрачка с одинаковым взглядом —
И не видимся, только по свисту копья
Точно знаем, что держит другого чуть рядом.

Ты поймешь по единому вздоху травы.
Кто лежит под дождем, ухрипясь напоследок.
Я запомню, что ты обернулся в ковыль,
Чтоб терять… и опять не в лицо плачешь — в небо.

А с утра — в обе торбы — желе из теней,
И из дома — чуть раньше, чем нас обнаружат.
Не сопи! Мы напишем дождем на стене,
Но потом, где и ливень не так уж и нужен…

***

Уезжаешь, проклиная
Все таможни и сервизы:
— Ты прощай, а я, родная… —
Помахал и сделал визу.

Только… слышь: в траве примятой —
Смех и звездно-птичий рой.
И от пальцев шает мятой,
А от родины — бедой.

Об авторах:

Евгений Туренко — родился в 1950 г. в г. Веневе Тульской области. Окончил Тульский политехнический институт. Автор трех сборников стихов. Член Союза писателей России.

Елена Пилипец — родилась в 1976 г. в Нижнем Тагиле. Учится в Нижнетагильском пединституте на филфаке. Стихи публиковались в “Литературной газете” и коллективном сборнике.

Екатерина Симонова — родилась в 1977 г. в Нижнем Тагиле. Окончила филфак пединститута. Работает учителем риторики в гимназии. Публиковалась в тагильских газетах, коллективных сборниках и интернетовском журнале “Уральская галактика”.

Татьяна Титова — родилась в 1962 г. в Нижнем Тагиле. Публиковалась в газетах и журналах “Несовременные записки”, “Уральская новь”, сборнике “Поиск-89” и альманахах.

Галина Коркина — родилась в 1961 г., врач-невролог. Стихи публиковались в тагильских газетах, коллективных сборниках и журнале “Урал”.

Наталия Стародубцева — родилась в 1979 г. в г. Шимановске Амурской области. Учится в Нижнетагильском пединституте на филфаке. Стихи публиковались в журнале “Уральская новь”, в тагильской периодике. Лауреат первого городского конкурса “Тагильская находка”, участник регионального совещания молодых писателей в Нижнем Тагиле. Автор сборника стихов “Китайская скрипка”.

Любовь Новак — родилась в 1947 г. в Калининграде. Автор сборников стихов “Портрет” и “Вариации на тему дождя”.

Николай Семенов — родился в 1972 г. в Перми. Художник, расписывает уральские храмы. Стихи печатались в “Урале” и “Литературном Екатеринбурге”. Автор сборника стихов “Озимь”.

Елена Хомякова — родилась в 1971 г. Работает логопедом в детском саду. Стихи публиковались в газетной периодике. Участница областного поэтического семинара в Каменске-Уральском.

Елена Сунцова — журналист, работает в “Городском журнале”, учится на факультете журналистики Санкт-Петербургского университета. Публиковалась в альманахе “Вавилон”. Подготовила к изданию сборник стихов “Плохой идеальный маятник”.

Ольга Мехоношина — родилась в 1984 г. в Нижнем Тагиле. Автор книги стихотворений “Город Зет”. Учится в Нижнетагильском пединституте на художественно-графическом факультете.

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

VK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.