top-right

2006 №9

Александр Носов

Родился в 1981 году. Окончил Тверской государственный технический университет.

Стихи

спички

мы бред

мы возня электричек

мы “мальчики дайте пройти” в прокуренном тамбуре

мы главное в этих словах

аннотация к пачке тригана

мы скрежет стоп-крана

мы семя излитое в школьном сортире

мы боль от колючих сугробов бездетной зимы

мы смотрим в холодную прорубь

и в бледное зеркало солнца

там мы

мы поиски бога в волшебных грибах

и радость горячей воды в коммунальной квартире

и страх

шелухой на губах оставшийся после вчера

мы праздники по вечерам

мажорная водка

минеты друзьям

скучающий мальчик-сосед не успевший бесплатно напиться

наивный призыв возвращаться к корням

мы бред

мы возня электричек

мы дождь

и сумеем под ним притвориться

двумя коробками сыреющих спичек

детское перверсивное

все любят Гленду. я прочитал и вспомнил,

что имя мне уже встречалось когда-то в детстве.

когда-то я путешествовал по его книжной полке,

удивляясь странной фамилии, какой-то пиратской.

каким-то корсарам каким-то пиратам было место в этой книге,

но никак не женщине с именем Гленда.

я улыбался своему отражению, прокалывал кожу на запястьях иголками.

и его кожа тоже была сухой и бледной.

его сестру звали Лена, его звали Лена.

в ее платье его так звали.

она, наверное, догадывалась, что иногда он становится ею.

но старшие сестры такие мудрые

я это понимаю, понимал и тогда, улыбался

(искренне, в детстве иначе не умеют).

я, думаю, любил его одноклассницу видел ее часто возле его подъезда приходил к нему опять улыбался мне нравилось.

все любят Гленду, герой.

когда-то я улыбался по-другому,

притворялся по очереди в календаре январем, февралем, мокрым мартом

улыбался с тайной, другая, детская улыбка тогда еще.

сейчас я понимаю, что происходило со мной.

все любят Гленду, герой.

мы все любим Лену, я и с твоей книжной полки пираты.

молочные субботы

нет, я сегодня не успею подсмотреть, но я знаю это красивый спорт.

даже без крови, у мальчиков ведь это выглядит немного иначе.

немного иначе улыбки неуверенность затем глаза на спине и вполоборота

потом, наверное, улыбаются говорят “ты красивая нет не жалею никогда никогда не плачу”

никогда не плачу даже если вдруг понимаю что затем в общем-то и не нужен

просто еще один гол очко сет завершен вода полотенце

“а белая борода — это сейчас модно?” я случайно зашел не брился простужен

с завистью гляжу как у него молочные зубы выпадают отсыхает молочное сердце

молочная кожа еще никто раньше еще ни у кого смелости не хватало

но это ведь красивый спорт. интереснее, чем проживать вечера в поездах.

я понимаю я тоже иногда долго молчу прячу кофейные чашки книги под одеялом.

такая тихая девочка — и ты тоже не прощаешь смеха в лицо. да?

***

замечай меня я молодой пропахший с вечера псиной (какие тонкие пальцы)

сексом галереями современного искусства привокзальным сортиром

давай выбирай мишень целься получай своего плюшевого зайца

сегодня здесь пять этажей пятнадцать квартир

сегодня i see skies of blue and clouds of white

мы не попадем с тобой в чарты с песней “повесицца”

сегодня я знаю что мы никуда не едем по пахнущим питером рельсам

и ты не рад тому что я счастлив от осознания того что ты не рад

да ладно мне до сих пор по ночам хочется звонить вылавливать тебя в айсикью

спрашивать о чем ты обычно думаешь равнодушно глядя в потолок

за тонкой стеной простыни подавляя очередной стон

эй да ладно когда-нибудь я просто улыбнусь и засеку

полчаса в течение которых честно буду ждать и не стану отключать телефон

твоими снами можно заткнуть любую брешь в протекающем сознании

расскажи ему про льюиса кэрролла. ему понравится.

ведь какой мужчина не желает сфотографировать голую пятилетнюю девочку?

и старый профессор математики не исключение.

мое лечение (в оправдание перед тобой) заключается в изучении собственных пальцев

и препарировании погибшего в незапланированной катастрофе влечения

меня становится больше, а ты совсем исчезаешь,

и я когда-нибудь обойду твою землю вокруг.

стуком колес вагона, горячим чаем —

я не уверен, но мне постоянно так кажется —

как-то нас окрестили наспех, да и распнут на скорую руку.

это ведь глупая лотерея,

мы снова получим только нервную тишину в телефонной трубке.

Аутоэротизм

Мальчик, похожий на ручей. Мальчик

теряется в дюнах.

Мы взрослеем с ним на пару

под паром под парусом

что близко к горизонту маячит

и даже неизвестно, кто кого обгонит

в этом странном соревновании:

уйти как можно дальше от того,

чем жил еще пару месяцев назад.

Я постараюсь забыть о том, что умею любить.

Он — о том, что видел себя во мне и оттого

был излишне нежен с собой.

С собой — с взрослеющим, практически мужчиной,

двойника которого он узнает в зеркале по сотне раз в день.

Я — правильность всего того, что может быть сказано

Он — то, что обычно забывают,

как только в окна стучится рассвет.

Как только ночь укрывается рассветом.

Может, даже еще раньше.

Тепло постели = тепло дюн

без прошлого

без настоящего

без паруса, который маячит

близко к линии горизонта.

Я взрослею, а ты

просто забываешь детство.

Разница между нами только в этом.

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.