top-right

2010 №9

Елена Исаева

Елена Исаева – поэт и драматург. Окончила факультет журналистики МГУ, автор девяти книг стихов. Стихи публиковались в журналах “Новый мир”, “Дружба народов”, “Юность” и других. На протяжении многих лет руководит литературной студией МГТУ им. Н.Э. Баумана. Лауреат премии “Триумф” (малая премия, 2002). За пьесу-диалог “Про мою маму и про меня” стала первым лауреатом премии “Действующие лица” (2003) и обладателем Приза Европы на Берлинском радиофестивале (2004). Участница фестивалей современной драматургии “Любимовка”, “Новая драма”, “Документальная драма”. Спектакль “Doc.тор” по её пьесе получил Гран-при “Новой драмы”-2006.

***

Стихи

Антикризисное

Сколько нас, в своей судьбе витающих,

Вдруг на звук знакомый обернётся!

Этот джаз, в ночной Москве играющий,

Словно SOS с “Титаника” несётся!



И страна, вплывающая в кризис,

всё равно отчаянно хохочет!

Как из трюма, задыхаясь: “Мы здесь!”,

Так “Ямайка” вырвется из ночи.



Повторится звук легко и чисто,

Остальное всё не повторится –

Это знают мальчики-джазисты,

Это знает рыжая певица!



Гуд бай, май бэби. Поздно. ТЧК.

Нам не хватило места на земле!

У нас походочка – как в море лодочка,

И мы плывём на “Пьяном корабле”!



И, спасая всё, что есть хорошего,

Память вдруг в ловушку заманила,

И танцуют все вокруг из прошлого –

Те, кого давно похоронила.



Смерть уходит, барной дверью хлопая,

Кларнетист любые лечит раны –

От Стамбула до Константинополя –

Американо... Американо... Американо...

***

Научусь расставаться. Пора

Новый опыт, не читанный в книжках,

Обрести. И потушится бра.

И не надо отчаяний лишних.

Отрешенно замечу, что – да,

Слишком много и глупо смеялась,

Что легко уходить навсегда.

Впрочем, раньше-то и не пыталась.

А тебе как же быть, если стих

Нежный ветер, ласкавший незримо?

Не скучай. Будет много других

Кораблей, проплывающих мимо.

***

Пока еще не покачнулось

Божественное равновесье

В любви – его не нарушают

Пейзажи за окном, машины,

Которые важны обоим;

И места нет на свете лучше,

Чем та заправка у дороги,

Где можно выпить чашу кофе,

Не замечая никого,

А только глядя друг на друга;

И одинаково бесценна

Для них обоих та собака,

Пришедшая просить подачку,

Хвостом виляя дружелюбно;

И одинаково прекрасен

Певицы хрипловатый голос,

О чем поющий? – все равно...

Пока еще картина мира

Не смазалась, не искривилась

Поступком, жестом или словом

Не-гармоничным, НЕ-ТАКИМ...

Пока еще “Балансировка”

Мелькает вывеской ненужной...

Ты вспоминаешь, как впервые

Держать училась равновесье

На старом, синем, двухколесном

Велосипеде – оказалось,

Что это самый нужный навык,

Который подарило детство.

***

Вот такая картинка – рыбачий баркас.

Век неважен, лишь синее с алым,

Запах мидий и сети – все как на заказ,

Как в кино со счастливым финалом.



Ты даешь мне возможность стоять на ветру,

Повторять в онемении имя...

Это детское чувство, что я не умру,

Как бы ни было там с другими.



Для несчастий мы недосягаемы тут,

Потому что, спасаясь друг другом,

Обретаем надежду, что нам воздадут

По молитвам, а не по заслугам.

***

Они сливаются в одно:

Неважно – кто там сверху, снизу...

Но кто-то первым все равно

Включить захочет телевизор!

Но кто-то первым отстранит

Другого – типа, передышка...

На самом деле – все, финит

А-ля... дописанная книжка.

***

Знаешь, это все болезни роста.

Спросишь, как депрессию лечить?

Отвечаю – в целом, очень просто

Чудо от нечуда отличить:

Пусть тоска ознобом, как простуда,

Лучшие мгновения крадет, –

Даже если ты не веришь в чудо,

Все равно оно произойдет.

***

Солнце яркое палило.

Я по набережной шла

И кого-то позабыла,

А кого-то предала.

Проплывал кораблик дальний,

В небе реял самолет.

Я не стала идеальной,

Ну, не получилось вот...

Как хотели баба Рая,

Тетя Дина, вся родня,

Что, с небес теперь взирая,

Может быть, простит меня,

Чтоб могла на райском пляже

Вечность тихо провести.

И себе самой я даже

Не завидую почти.

***

Н.Ф.

И когда завоет “скорая”,

До носилок сузив мир,

Запах дома всеми порами

Проплывая меж квартир,

Будешь судорожно впитывать.

Вот уже подъезд и двор.

Вот по небу ветки липовые

Начертали приговор –

Крест. Снесут в обитель лучшую

По ступенькам без перил...

Я не слушала, не слушала

Всё, что ты мне говорил...

***

Последняя любовь Гала Дали –

Бродвейский мальчик, себялюб, певец –

Ей письма слал с того конца земли:

“Пришли мне денег, иначе – конец!”

И деньги от искусства из искусств

Шли на его забавы и гульбу.

Последнее, сильнейшее из чувств,

Старуху превратившее в рабу.

С ней – сделался поэтом Элюар,

С ней – сделался художником Дали.

Их ревности навязчивый кошмар,

Их страсть, их бред – к чему они вели?

Чтоб в восемьдесят лет взялась Гала

Бродвейского актёра содержать?

Чтоб до конца живой она была,

Чтоб чувствовать и мучиться могла,

И Божий Дар с яичницей мешать!

***

Спектакли все отыграны,

Прокручено кино –

Всё выбрано, всё выбрано,

Всё выбрано давно.



Плохое ли, хорошее –

Не стоит ворошить –

На то оно и прошлое,

Чтоб больше им не жить.



Там шилось платье летнее,

Кололись пальцы в кровь...

И первая, и третья,

И пятая любовь.



Ты то в разлуке таяла,

То в нежности цвела...

Ахматова, Цветаева

И прочие дела.



Зачем мне сердце трогаешь,

Так мягкой лапой зверь?..

Всё выбрано, но только лишь

Случайно скрипнет дверь...

***

Что от него осталось? “Дхамапада”,

Которую я так и не вернула,

И несколько счастливейших мгновений,

Когда идёшь в метро,

А он – навстречу –

Случайно, потому что так хотелось

Увидеться! Какой-то боевик

В “Ударнике”, где руку на плечо

Несмело... И студенческий спектакль,

Дипломный – МХАТа – “Зойкина квартира” –

Из тех, из гениальных однодневок,

Верней, трёхдневок – на разрыв аорты

Играют в них всегда выпускники.

Они последний раз играют вместе,

Они должны отлично показаться,

Чтоб разобрали по театрам их.

И вот мы на один такой попали.

И от него так веяло прощаньем,

Разлукой, невозможностью быть вместе –

Уже сейчас, уже в начале жизни –

А что же будет дальше и зачем?

И всё-таки инстинкт борьбы за счастье,

И молодой талант, и неуёмность

Безудержно захлёстывали зал.

И я потом рыдала безутешно –

Оправдываясь: “Сила, мол, искусства”.

Но он-то... Он-то понял отчего.

Ещё осталась песня про таверну,

Пиратская, где “Мы сегодня платим”,

Которую я на магнитофон

Забыла записать. Она осталась

В моих ушах – и голос, и слова...

Всё думала – потом... И вот однажды

“Потом” не наступило...

***

На полке стоит любимая книга.

Могу перечитывать. Могу не трогать.

Она – моя.

В шкафу висит любимое платье.

Могу носить, могу не надевать годами.

Оно – моё.

Всё, что у меня есть – могу брать, могу не прикасаться.

Но мне спокойно оттого, что оно у меня есть.

У тебя есть я.

Можешь брать, можешь не прикасаться.

Пусть тебе будет спокойно.

***

Тупо смотришь в ночное

Лобовое окно.

Было счастье ручное –

Приручилось оно.

Мир, представший непресным,

Заискрился слепя,

Но казалось нечестным

Взять его для себя.

Ожидая ответа –

Ниоткуда и вдруг –

Заслужил ли ты это

Отрешенье от мук? –

Тупо смотришь на дворник,

Побеждающий дождь.

На каникулы, школьник,

Ты уже не уйдёшь.

Не рыдая, не ноя,

Знай, тебе повезло:

Передышка – ночное

Лобовое стекло.

***

Счастье горем сказалось,

А не наоборот.

Это просто усталость –

И однажды пройдёт.

Счастье всё не давалось –

Ускользало, слепя.

Это просто усталость

От самих от себя.

С чем ни соприкасалась,

Становилось видней –

Это просто усталость

И неправильность дней.

И казалось, казалось, –

Как бы там ни грешны, –

Это просто усталость,

А не чувство вины.

***

Вот дойду до перекрёстка –

Оглянусь тогда!

Слишком быстро, слишком просто

Я сказала “Да”.

Мне давно уже не двадцать,

Где на всё табу.

Я умею не смущаться,

Различив судьбу.

***

На свете есть такие вещи –

Они простые как слеза:

Ни об одной из бывших женщин

Не рассказал.

Не знаю, как там фишка ляжет,

Но в глубине

Души надеюсь – не расскажет

И обо мне.

***

Мало читаешь, не расширяешь словарный

Запас, мало гуляешь на воздухе свежем.

Не различаешь ударный и безударный,

Всё растворяется в какофонии, в промахе, в лаже...

Мало думаешь, мало дружишь и любишь мало.

Мало шепчешь целительных слов, нежных,

Не перетягиваешь на себя одеяло,

Стала почти незаметна и безмятежна.

Мало видишь вокруг оттенков, вещей, предметов.

Улыбаешься странно, почти виртуально.

Мир мрачнеет, если он фиолетов.

Жизнь скучнеет, когда она бездетальна.

Выбирайся, давай – начни хотя бы с простого –

Открываешь словарь и читаешь за словом слово.

***

По весне вспоминаешь, что запрещала себе говорить.

Забивала себя работой, заботами рот затыкала.

Думала – научиться курить,

Но стресса для этого, видно, пока что мало.

Зато научилась чувствовать наполовину, так,

Чтобы не выпустить бури из подсознанья,

И если прохожий плечом толкнёт, то сказать: “Дурак”, –

Но про себя и прощая его заранее.

И когда загуляет Анька: “Я сегодня, знаешь ли, не домой...” –

Скажет, однозначно так улыбаясь –

Эту радость усвоить, как витамин, самой –

Вспомнить, что не способна на зависть.

И уже не бояться, что если откроешь рот,

Может случиться, что не издашь ни звука,

Значит, научишься молча идти вперёд.

Где обновление – там непременно мука.

Что ж теперь делать, если кризис среднего

Возраста грянул вместе с кризисом мировым?

Верить, что нет во Вселенной числа последнего,

Сладко вдыхая сжигаемых листьев дым.


Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.