top-right

2014 №11

Евгения Изварина

Евгения Изварина — родилась в г. Озерске Челябинской области. Живет в Екатеринбурге. Работает редактором отдела газеты Уральского отделения РАН «Наука Урала». Автор семи книг стихов, публикаций в уральских и московских антологиях, коллективных сборниках и журналах. Лауреат литературной премии им. П.П. Бажова. Член Союза писателей России. Постоянный автор «Урала».

Будущее стоит вокруг стеной…

Стихи


***

Пролетая — приметь по-над заметью,
что не плотью под плеть — чисто памятью
собирает дань с позабытых мест
неуклонный оклик, отвесный жест —
соль ссыпает с земли полого…

Остаётся ли что?
— Много.


***

...дверь счастья приоткрытая всегда
туда куда не надо не смотри
земля дрожит как чёрная звезда
в чужом окне распахнутом на три
минуты позже чем прошёл состав
в затрещинах крушенья но в кустах
сирени для того кто не хотел
но двери в тамбур вышибал ногой
и в опознанье счастья между тел
одна рука не ведала другой...


***

...сидел у ног зимы и птички ставил
над маленьким безумным сводом правил

у врат исчезновения сидел
причём загородить собой не мог их


а птички к веренице душ и тел
слетали
и вычёркивали многих


***

…Как бы — железный мост,
река,
невразумительно, сквозь иней —
дощатый червь товарняка
и кружка кипятка — хоть вылей
и дальше жажду береги…

Как бы — круги
над рассыпными угольками,
и счастье шепчет: «…не уйду»,
и рыбины стоят во льду,
держась за горло плавниками…


***

Приамурья свеча и Крыма,
мыла, олова, янтаря… —
степь да степь, поволока дыма,
волки, цепью стянув края,
провожают зрачками влажными
человеческий интерес —
от зенита полярной скважины
до девятого дна небес
судьба выбирает сети,
неразборчивое мыча,
кому ничего не светит —
за того и сгорит свеча…


***

еловая лапа в широком окне
зелёная лампа на красном сукне

пенсне-перемычка иль брови вразлёт
короткая спичка троих обнесёт

закурим товарищ зашьём под язык
осадок пожарищ стволов нарезных
навязанных зрелищ гулящей молвы

ты завтра развеешь поверх головы
своей мою память планшет и чубук

быстрее чем падать повестке из рук



***

...и твой к терпению предельному
засчитан будет первый шаг.

...и накренившемуся дереву
метели гибель предрешат.

Сведёшь локтями оба полюса,
мол — развяжите, не сбегу...

— И музыка возьмёт из голоса
немного больше, чем судьбу.


***

наблюдатель в облаках
ходит с голубем в руках
сам слепой а птица видит

сигаретки в кулаках
часовые ремешки
стройплощадки
драмкружки

развороченные спины
вылетевших за флажки


***

Ветер, втёртый в серебро
под рябиново ребро
на изнанке листопада,
на стоянке поездов,
вывозящих длинный вздох
остывающего сада…

Кто заметил — не сказал,
кто остался — не увидел…
Всё равно, куда ни выйдем —
свет проносят сквозь вокзал
на плечах полугорбатых,
на багажных самокатах,
в снеговых зрачках хазар…


***

лепнина
пепел по филёнке

страна лежит в его продлёнке
как телеграмма на клеёнке

как полушалок на могиле
рыдай приплясывая или

сойди с него
чтоб не убили


***

Шорох ливня по стенке берестяной.
Лампочка. Стол. Письмо.
Будущее стоит вокруг стеной,
но не может войти само.
Ожиданье — шоссе,
стрела,
кино:
живёт — пока отблеск бросает на
зажигалки, что по обочинам его
все поломаны, как одна.


Лето-78

..в пионерской спаленке ресницами
мерялись — укладывали две, три спички...

Луна лепестками сорила ситцевыми
за окном последней электрички,
летящей как на пожар, как дым с пожара —
огрызающейся лисицею,
что опять от меня сбежала...

В каждом отряде — Лада была, Стелла, Жанна —
хоть шпалы укладывай на ресницы.


***

Имя пустоши безгласно,
память сорвана с гайтана:
нынче — пусто здесь и ясно,
а тогда — в меду тумана
плыли яблоки, краснея,
на весу держали ноту
сеновалы воскресенья,
где убитые в субботу
хохотали и кивали,
восстанавливали силы,
надкусив, передавали
яблоки через могилы…






***

…чуть изменившийся за лето —
молчи, я выберу сама:

под изморозью незаметно —
полупрозрачные слова

молчаньем трогать, языком ли,
как винограда зимний пыл,

чуть удивиться — что запомнил,
чуть улыбнуться — что забыл.


***

Немногое, о чём не говорим, —
твой ангел ходит об руку с моим,

как ходит по канату свет луны,
раскланиваясь на две стороны.

На две свободы скрепку разогни —
за ангелом немногие огни,

и тень под сердце подтыкает снег,
как мёртвый человек…


***

Почти катакомб, штолен
когорты бойцы первой:

ремни, времена что им? —
солёной дыша пеной,
пешком, где всего шире,
пройдя до глубин мели —

чуть выше себя жили,
почти никому пели…


***

...Персика перламутровый пушок,
дым винограда — чем тебе не милы?..

Самый детский стишок, самый действенный порошок —
это внутренний ад выпрямляющейся иглы,
это утренний лёд, расщепляющий образа,
перелётная нищета, перекатная голь...

Проносимая над землёю вода-лоза,
угасая, указывает:
— Огонь.
***

Ангелы слышат поэтов: не то чтобы каждый стих —
но без памяти чистый звук чему-нибудь учит их,
человеческому не вполне —
боксу крыльями,
бегу по штормовой волне,
терпению в поле трепета (шибко машут ресницами после драки
алые маки)…


***

…ты объясни (ты обещал) —
как взлетает сердце, как ходит конь…
Терпение учит простым вещам:
всякий дым сторожит огонь,
всякий раз новый — изгиб,
извив,
ленивый ручей — как змеи живот,
ягоды зреют, вино из них
не настолько живо, насколько лжёт…


Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.