top-right

2014 №11

Анаит Григорян

Анаит Григорян — родилась в Ленинграде, окончила биолого-почвенный и филологический факультеты СПбГУ. Кандидат биологических наук. В 2011 г. издательством «Геликон Плюс» был издан дебютный сборник коротких историй «Механическая кошка», в 2012 г. издательством «Айлурос» — роман «Из глины и песка». Тексты публиковались в журналах «Знамя», «Волга», «Вопросы литературы». Живёт и работает в Санкт-Петербурге.

Марфа и черная кошка

Марфа и черная кошка

...страшная черная кошка крадется к ней;
шерсть на ней горит, и железные когти стучат по полу.

Н.В. Гоголь, «Майская ночь»

1

На Ивана Купалу не спится Марфе, чудится
Будто черная кошка по избе бегает
Перепрыгивает с печи на стол, со стола — на печь
Встала Марфа, со свечой избу обошла
Пуста изба, на печи кошка спит, хвостом укрывается
Легла Марфа — снова кошка забегала
В дверь скребется и плачет: Выпусти!
Без свечи за мной в лес ступай
Поднялась Марфа, платье накинула
Отперла дверь, без свечи в лес пошла
Долго шла, видит — ель стоит
Вокруг ели кошка хороводится
То в одну, то в другую сторону
А глаза горят золотым пламенем
Шерсть горит пламенем серебряным
Слушай, Марфа, была я богатая
Было много у меня серебра и золота
Убили меня, в землю закопали все мое добро
А меня охранять приставили
Триста лет я томлюсь и мучаюсь
Триста лет стерегу серебро и золото…
Слушай, Марфа, на кладе заклятие
Ты возьмешь его, если дашь мне взамен голову
Некрещеного голову закопаешь под корни еловые
Так сказала кошка — и сгинула
Принесла Марфа в лес петуха, отрубила ему голову
Закопала петушиную голову под корни еловые
Получай некрещеного голову!
Пусть добро твое при тебе останется
Будь ему, как при жизни, хозяйкою
Зашаталось вокруг, застонало все
Вот спасибо тебе, Марфушка!
На Ивана Купалу не спится Марфе, чудится
Будто черная кошка по избе бегает
Перепрыгивает с печи на стол, со стола — на печь
А глаза горят золотым пламенем
Шерсть горит пламенем серебряным
Встала Марфа, свечу зажгла
Пуста изба, на печи кошка сидит, умывается
Да рассыпано по полу серебро и золото

2

Кто там в двери скребется, Марфушка?
Кто там просится в сени, Марфушка?
Не ходи, не смотри на улицу
Проверь лучше засовы железные
Задвинь лучше щеколды тяжелые
Поплотнее закрой ставни оконные
Что ты так испугалась, Марфушка?
Это котик скребется в двери к нам
Коготочки точит о косяк дверной
Ходит мягкими лапами по притолоке
Это песик наш в сени просится
Видно, сильно замерз на улице
На пороге скулит, в тепло просится
Нет, не котик это ходит по притолоке
Котик лижет сметану из плошечки
И не песик скулит на улице
Он грызет в конуре своей косточку
На подстилке спит, тепло ему
Это рысь к нам явилась из лесу
Хочет рвать мое горло, Марфушка
У ней когти, как вилы, острые
Хочет пить твою кровь, Марфушка
Ей в лесу, видно, стало голодно
Это волк к нам пришел из лесу
Слышишь, воет под дверью от холода?
Загрызет он меня, Марфушка
Обглодает твои косточки
Поблазнилось тебе, Марфушка
Я открою дверь, впущу котика
Приласкаю его, почешу за ухом
Отодвину щеколду, впущу песика
Пусть у печки погреется бедненький

3

Черна ночь, будто кошка черная
А на небе — ни одной звездочки
А на небе — не видно месяца
Просит пить, плачет в зыбке ребеночек
Не ходи, мама, к колодцу по воду
Набери лучше в ковш дождевой воды
Не ходи, мама, через двор с ведром
Принеси лучше кваса из погреба
Нет дождя, небо чистое, дитятко
Нет и кваса у нас в погребе
Я пойду до колодца тихонечко
Осторожно пойду через двор с ведром
Принесу тебе водички на донышке
Марфа, Марфа, душно нам
Марфа, Марфа, скучно нам
Ты спусти нам ведро на веревочке
Мы за край руками ухватимся
По веревочке вверх поднимемся
Загляни к нам в колодец, Марфушка
Черна ночь, как собака черная
А на небе — не видно месяца
А на небе — ни одной звездочки
Хочет пить, плачет в зыбке ребеночек


Из норвежского фольклора

Страшновато бывало, когда проснешься вдруг
посреди ночи и увидишь: одетые в серое маленькие человечки кишмя кишат в избе, угощаются, будто у себя дома, веселятся…

Теодор Киттельсен


***

На лесной опушке
Ревет и воет старый тролль
Рвет когтями седые космы
Жалуется елкам и соснам
Траве и холодному ручью:
Деревенские дети
Его ослепили
Похитили его бриллиантовый глаз
В золотой оправе
Били палками и бросали камнями
Смеялись
Приговаривали:
«Подумать только!
У такого страшного тролля
Такой чудесный глаз!»

***

Каждую ночь старый йотун
Приходит к этой горе
Осторожно стучит по заросшему кустарником склону
И гора отвечает стоном
Много минуло сотен лет
С тех пор, когда он был молод
Подстерег в полночь девицу у ручья
Хотел изловить, да не тут-то было
Она прочь побежала
Через леса и тундру
Он — за ней
до самого полярного круга
Но куда старому йотуну тягаться с девицей
Запустил в нее с досады шапкой
И шапка накрыла девицу —
Попалась!
Вот уже и рассвет
Едва успел йотун скрыться в пещере
А шапка окаменела
С первыми лучами солнца
Старый йотун приходит к этой горе каждую ночь
Осторожно стучит по ее лесистому склону
Погубил я тебя, погубил!
И гора отвечает стоном

***

Муж сказал молодой жене
Не ходи на лесную опушку
Где растет кривая сосна
Не садись на траву
Там, где корни в землю вросли
Земляники в рот не бери
И не пей воды из ручья
А не то западный вихрь
Подхватит тебя, как листок
Унесет в замок Сория-Мория
За высокой горой
За высокой горой
Стоит замок из золота и серебра
Старый тролль в замке живет
С молодой женой

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.