top-right

2016 №11

Злата Дёмина

Злата Дёмина — родилась в Екатеринбурге, окончила Художественное училище им. Шадра, Екатеринбургский театральный институт (отделение «драматургия» Н. Коляды). Лауреат премий «Дебют» и «Евразия», сценарист студии А. Германа, пьесы поставлены в России и за рубежом. Живет и работает в Екатеринбурге.

Сурмама

Пьеса в одном действии

Картина первая

Московская частная клиника.

АКУШЕРКА. Рост?
ИРА. 160.
АКУШЕРКА. Вес?
ИРА. 60.
ПСИХОЛОГ. Любимый цвет?
ВРАЧ. Кто это?
ПСИХОЛОГ. Я тоже врач. Психолог.
ВРАЧ. Кто пустил посторонних?
АКУШЕРКА. Цикл регулярный?
ИРА. Чё я, бабка?
АКУШЕРКА. Спрашиваю!
ИРА. Ну.
ПСИХОЛОГ. Так какой любимый цвет?
ИРА. Красный.
АКУШЕРКА. Связи были?
ИРА. Не-ет.
ПСИХОЛОГ. У вас есть мечта?
АКУШЕРКА. Слушайте, мешает работать.
ВРАЧ. Уберите психа!
ПСИХОЛОГ. Мне тоже платят, как и вам. Есть мечта?
ИРА. Есть.
ПСИХОЛОГ. Какая?
ИРА. Не скажу. Не сбудется.
АКУШЕРКА. Возраст.
ИРА. Восемнадцать.
АКУШЕРКА. Школьница, что ли?
ИРА. Два года, как кончила ещё. У нас в гастрономе работала. Самообслуживание сделали. По карточкам можно будет… Ой, щекотно! Щекотно, говорю же!!!
ВРАЧ. Не дёргайся.
ИРА. А ржать можно?
АКУШЕРКА. Дура. Под наркозом будешь.
ИРА. Клёво! Мне ещё ни разу… Я храплю и матерюсь во сне, когда не высплюсь. Вы тут уши все заткните.
АКУШЕРКА. Уже.
ИРА. Ну, чё, долго там?
ВРАЧ. Лежи!

Девушка вздыхает, напевает какой-то ритм, тупо кивает головой.

ВРАЧ. Не дёргайся. В тебя такие деньги впихиваем.
ИРА. Мани-мани-мани…
ПСИХОЛОГ. Не страшно тебе?
ИРА. Шутите? Мне так клёво! У меня сегодня жизнь начинается! Не жизнь — сказка! (Пауза.) Чё, уже колете? Э-э, а деньги?
АКУШЕРКА. До двадцати считать умеешь?
ИРА. Ага… До десяти!
АКУШЕРКА. Считай.
ИРА. Раз, два, три…
ВРАЧ. Давай инструменты.
ИРА. Э! я всё слышу!
АКУШЕРКА. Считай!
ИРА. Я сбилась.
АКУШЕРКА. Заново!
ИРА. Раз, два, три, четыре, пять.
АКУШЕРКА. Ну!.. Слышишь, нет?! (Пауза.) Готова.
ВРАЧ. Начинаем.

Картина вторая

Сон Иры.
Она едет в шикарном красном кабриолете. По горной дороге-серпантину. Внизу море, вверху пальмы. Она в красивом платье, в тёмных очках, на шее легко повязан газовый шарф, развевается на ветру. Играет музыка. Она одной рукой крутит руль. Из-за угла появляется гаишник с жезлом. Тормозит машину. Она останавливает кабриолет. Подходит гаишник. Молодой парень лет двадцати, загорелый, улыбается белозубой улыбкой. Снял фуражку, помахивает ею. Отдаёт честь.

ГАИШНИК. Лейтенант Соловьёв.
ИРА (снимает очки). Не по форме одеты, лейтенант.
ГАИШНИК. Простите. Жара. (Расстёгивает верхнюю пуговицу рубашки.) Шикарная у вас машина.
ИРА. А то.
ГАИШНИК. Можно документики?
ИРА. Я её только купила.
ГАИШНИК. Только-только?! Потрясающе! (Нюхает машину.) Новая!.. Какое у вас лицо знакомое... Я вас где-то видел… В кино?
ИРА. Гм-м…
ГАИШНИК. Точно? В кино? Дадите автограф?

Ира расписывается. Даёт автограф. Гаишник смущён.

ГАИШНИК. Я буду хранить его здесь, прямо у сердца. (Кладёт автограф в карман.)
ИРА. Я свободна?
ГАИШНИК. Да, простите. Не смею задерживать. Вы часто по этой дороге проезжаете? Я вас буду ждать здесь… (вслед уезжающей машине) всегда!
Машет фуражкой. Газовый шарф срывается от внезапной скорости автомобиля, мягко парит в воздухе, опускаясь в пропасть, к морю.

Картина третья

Гостиница. Номер люкс. Шикарные апартаменты. Три комнаты. Красивая дизайнерская мебель. Открытый балкон. Ветер развевает занавески. Ира лежит в кровати. Просыпается.

ИРА (оглядывается вокруг). О-хре-неть! Так это всё не гон! Девки обосрутся от зависти! Вот это телик! (Спрыгнула с кровати, обежала все комнаты, залезла в холодильник, взяла еду, маленькую бутылочку спиртного. Читает). Вис-ки. (Пауза.) Чё-чё? (С разбегу запрыгивает на кровать, включила телевизор. Сидит качается, смотрит, ест.)

Щёлкает замок в двери. Дверь открывается. Пауза. Входят горничная и дама лет сорока пяти.

ГОРНИЧНАЯ (женщине). Пожалуйста. (Даёт карточку.) И ключ на всякий случай. (Даёт ключ.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (даёт горничной чаевые). Благодарю.

Горничная уходит. Пауза. Женщина оценивающе рассматривает девушку, примеряя на неё свои планы.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (неодобрительно). Ясно. (Подходит к балкону открывает шторы.)

Девушка щурится от яркого света. Женщина рассматривает её. Берет пульт, выключает телевизор, взяла из рук девушки бутылку.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Про спиртное забудь.
ИРА. А! Хорошо. (Продолжает жевать.) Можно дожрать?

Пауза.

ИРА. Я всё поняла. Вы теперь мой мамик?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Папик. (Открывает свой кейс.)
ИРА. Предупреждаю, детей я не люблю. У меня шесть братьев.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Тебя тут тоже никто не любит.
ИРА. Будете следить за мной, да? (Кивает на бутылку.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. За своими деньгами. Ты — мой новый проект. Дорогостоящий проект!

Из окна доносится бой курантов.

ИРА. Это что? Куранты?!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Очень дорогостоящий. А я никогда не бросаю деньги…
ИРА. Это ж точно куранты! (Подскочила к балкону.) Мы их целый год ждём! Охренеть! Будто Новый год сейчас. Клёво! «А из нашего окна площадь Красная видна!»…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (одёрнула). Скакать тебе нельзя. Сядь и не дёргайся.
ИРА (садится на кровать). Посмотреть нельзя.

Женщина достала из кейса бумаги, протягивает их девушке.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Подпиши.
ИРА. Что это?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Моя страховка, чтобы ты меня не обманула.
ИРА. Зачем мне вас обманывать?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Просто подпиши.
ИРА (медленно читает). «Я, Морозова Ирина Алексеевна, в дальнейшем именуемая…» Мне это всё читать?!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Юридические бумаги. Всё равно ничего не поймёшь. Подпиши!
ИРА. Ну, что там?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Договор. О том, что ты будешь жить весь срок здесь, получать еженедельно деньги. Есть в ресторанах здоровую еду, бесплатно осматриваться в клинике, ходить в бассейн, в СПА, заниматься йогой…
ИРА. Стойте, стойте!.. (Выхватывает ручку, быстро подписывает бумаги.) Там про СПА точно написано?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И по истечении срока чтобы я тебя больше никогда не видела.
ИРА. Клёво! Замётано.

Женщина убирает бумаги в кейс.

ИРА. А деньги мои где?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Какие?
ИРА. Как это?.. Все. Что договаривались…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Выполнишь работу, получишь деньги. А пока вот тебе… (Кидает пачку денег.) Суточные на неделю.
ИРА (пересчитывает деньги). Мы на это два месяца живём. Клёво!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. С семьёй твоей я разобралась. Буду высылать им от твоего имени по такой же сумме каждый месяц, чтобы не было лишних вопросов. Для всех ты поступила в институт и нашла хорошую работу.
ИРА. А баба Тоня? С ней это не прокатит!..
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Бабе Тоне будешь писать письма каждую неделю и вышивать платки крестиком, как она любит.
ИРА. Очень надо.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И подарки по праздникам. И дяде Толе и тёте Жене высылать статьи о садоводстве.
ИРА. Откуда вы знаете?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И своим подругам Кате и Лене, чтоб зря не трепались. И своему парню, который кинул тебя на выпускном.
ИРА. Не лезьте вы…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Теперь вся эта чушь — моя жизнь, и я наведу в ней порядок. Не сомневайся, я знаю про тебя всё. Даже сколько раз в день ты в туалет ходишь.
ИРА. Это я его кинула!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Радуйся. Подцепила бы какую-нибудь заразу и не сидела бы сейчас здесь. Ты мне нужна стерильная, а таких днём с огнём не сыщешь сейчас. (Пауза.) Да, и чтобы никого их духу здесь не было!
ИРА. Ненавижу их. Достали.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. А теперь собирайся.
ИРА. Бошка болит.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Два дня под наркозом.
ИРА. Два?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Мы идём в театр.
ИРА. Куда?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Будешь впитывать плоды настоящей жизни.
ИРА. Может, в зоопарк?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Одежда в шкафу. У тебя пятнадцать минут.
У неё звонит телефон, взяла кейс, вышла за дверь.

ИРА (выбегает на балкон). Бом, бом, бом!

Картина четвёртая

Салон дорогого автомобиля. За рулём водитель. Сзади Маргарита Петровна и Ира.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (водителю). Объедь, там пробки.
ВОДИТЕЛЬ. Слушаюсь, Маргарита Петровна…

Девушка восторженно смотрит в окно. Крутит головой по сторонам.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (неодобрительно Ире). Надо будет привести тебя в порядок. Завтра в салон.
ИРА. В «Прадо»?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. «Прадо» — это не салон.
ИРА. А… (Отмахнулась.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Каждый день будешь давать мне подробный отчёт. Что в тебе происходит. Завтра осмотр у врача.
ИРА. А напитки-то у вас здесь есть?
ВОДИТЕЛЬ. Бар сзади.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. С сегодняшнего дня ты пьёшь свежевыжатые соки, зелёный чай и простую воду.
ИРА. Ну, газировку-то можно?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Воду. Это полезно для него. (Даёт бутылку воды.)
ИРА. Для кого?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Для моего миллиона.
ИРА (с отвращением пьёт). Без газа! (Плюётся.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Подробный распорядок дня ещё получишь. Есть только то, что лежит в холодильнике, в разогретом виде. Или со мной в ресторанах. И без всякой подростковой дряни типа чипсов, газировки и фастфудов. А то лишу суточных. (Пауза.) Да, машина с водителем в твоём распоряжении.
ИРА. Эта? Клёво!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Когда я занята, он будет сопровождать тебя.
ИРА. Пасти?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Везде и всегда.
ИРА. Такой старый?..
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (даёт Ире телефон). Твой мобильник. Здесь все нужные тебе телефоны.
ИРА. А кнопки где?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Должна быть всегда на связи.
ИРА. А игры есть? А Интернет?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Тебе ясно?
ИРА (тыкает в телефон). Да-а.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Приехали.


Картина пятая

Сон Иры.
Море, пальмы. Дорога-серпантин. Красный блестящий кабриолет. Она в тёмных очках, на шее новый газовый шарф. Из-за угла появляется знакомый гаишник, улыбается белозубой улыбкой. У него расстёгнута рубашка, развевается на ветру. Виден красивый загорелый торс.
В машине громко играет классическая музыка, звучит какая-то ария.
ГАИШНИК (отдаёт честь). Лейтенант Соловьёв. Добрый день.
ИРА (громко). Не по форме одеты лейтенант.
ГАИШНИК (громко). Что? А. Простите, жара. Вы всё-таки приехали. Я вас ждал. (Достаёт букет красных роз.) Вы потрясающе выглядите!
ИРА (громко). Что?
ГАИШНИК (громко). Выглядите!..
ИРА. А! Спасибо. (Принимает букет.)
ГАИШНИК (громко). В такой машине нужно ездить с водителем.
ИРА (громко). Что? Хотите прокатиться?
ГАИШНИК. Серьёзно? А можно? (Громко.) Конечно, хочу! Особенно с вами! (Запрыгивает в машину.).

Гаишник поглаживает машину, едва касаясь рукой, как что-то неприкосновенное. Нюхает.

ГАИШНИК (громко). Кожа и дерево! Классика! Умеют же наши делать…
ИРА (громко). Наши? Вы что, не русский?
ГАИШНИК. Я русский итальянского происхождения. Мой папа Дон Корлеоне, может, слышали? Глава итальянской мафии.
ИРА. Ну, что-то такое…
ГАИШНИК. Я решил честно зарабатывать на жизнь. Вот, уехал в Россию, пошёл в гаишники. (Громко.) Вы, наверно, дочь миллионера?
ИРА (громко). Нет, миллионерши.
ГАИШНИК (громко). Куда поедем? Может, в ресторан?
ИРА (громко). Конечно. Только не здорового питания.
ГАИШНИК (громко). Обожаю фастфуд!
ИРА. И газировку!
ГАИШНИК. И игрушки в подарок.
ИРА. Точно!

Машина трогается. С шеи Иры срывается газовый шарф. Парит в воздухе.


Картина шестая

Гостиница. Номер люкс. Бой курантов.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Это ж надо проспать всю оперу. Места за пять тысяч.
ИРА. Клёвые кресла. И люстры. Особенно та большая.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Наверно, со снотворным перестарались.
ИРА. Лучше б на Билана сходили. (Зевает.) Я бы ни за что не уснула.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Завтра в клинику.
ИРА. Не закрывайте балкон. Пусть мне Новый год приснится.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ещё чего. Простудишь его.
ИРА. Кого? А, миллион.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Поздно уже. (Достаёт из кейса таблетки.)
ИРА. Что за таблетки у вас? Сшибает с ног.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Тебе-то что? Дают — глотай (Высыпает таблетки в руку.)
ИРА. Куда пачками-то?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ещё больше будет потом. (Высыпает ей в рот.)

За окно бой курантов. Девушка уснула. Женщина смотрит на девушку. Закрыла шторы. Прошла по комнате, будто что-то потеряла. Взяла кейс, выключила свет, вышла за дверь.

Картина седьмая

Частная клиника. Врач. Ира. Маргарита Петровна.

ВРАЧ. Ну, всё благополучно, как я и ожидал. Технология изучена, опробована. Дело только в деньгах. (Усмехнулся.) Три эмбриона прикрепились, два мы удалим. Вам же не нужна тройня?
ИРА. Что?
ВРАЧ. Ваше право. Наше дело маленькое. Вы заказываете музыку. Тройня так тройня.
ИРА. Мы так не договаривались!
ВРАЧ. Подумайте.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Дорого они мне обошлись, эти «лишние»…
ВРАЧ. Чаще оставляют двух. Если уж получилось, соединились, не выбрасывать же всех. Вдруг потом захотите ребёнка. Суррогатка недешево обойдётся, да и мороки... Сами знаете.
ИРА. Але! Меня кто-нибудь слышит?
ВРАЧ. Думайте, только не долго. День, максимум два.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет. Удаляйте. Хватит с меня одного. У меня каждый год по дням расписан. Найти бы на одного время (Смеётся.) Удаляйте.
ВРАЧ. Дело ваше. (Акушерке, громко.) Стереоскопию!
АКУШЕРКА. Всё готово.
ВРАЧ (громко). Наркоз. (Женщине.) Как она перенесла?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нормально. Только спала часто.
ВРАЧ. Это хорошо. Чем больше лежит, тем лучше. Давайте ей вот это. (Передаёт пузырёк с таблетками.) Чтобы не было отторжения. Следите! Забудете один раз — всё насмарку. Девка молодая, но риск всё равно 90%. К тому же не рожала. Придётся с ней помучиться. Её будет рвать, ломить мышцы, голова болеть, в общем, нелегко. А она девчонка. Как бы глупостей не наделала.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Прослежу.
ВРАЧ. Я вам по опыту говорю. До денег они охотливы, а дурь в голове.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Поняла.
ВРАЧ (громко, хлопая). Так, всё, начинаем.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Свяжитесь со мной, когда всё будет закончено.
ВРАЧ. Хорошо, Маргарита Петровна.

Женщина выходит, говорит по телефону.


Картина восьмая

Гостиница. Номер люкс. В комнате Маргарита Петровна. Она что-то печатает на планшете. Из ванной выходит Ира. Бой курантов.

ИРА. Ненавижу этот бой. Я уже все кишки выблевала. Может, хватит давать мне эту гадость?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (не глядя). Будешь пить её весь срок.
ИРА. Я так и месяца не протяну!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не ты первая, не ты последняя. Деньги непросто достаются.
ИРА. Да кто б ещё сказал…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Думать поздно, привыкай.
ИРА. Ага! Вам легко говорить.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ты, девочка, сама захотела, так выполняй обязанности.
ИРА. Знаю, знаю… Сижу тут взаперти, как в заключении. Меня уже от этих комнат мутит. Только блюю по курантам.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ладно, собирайся. У меня как раз встреча в ресторане.
ИРА. Ага! В каком?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Чтобы через пятнадцать минут была готова. Ненавижу опаздывать. (Пауза.) И возьми с собой пакеты, чтобы машину не испачкать. И в ресторан. (Смотрит на часы, у неё звонит телефон, уходит.)

Картина девятая

Московский закрытый клуб. Модное заведение. Никакой роскоши, всё просто. Живая музыка. Оркестр. Маргарита Петровна и Ира идут к столику.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (Ире). Не знаешь, о чём говорить, просто молчи.
ИРА. Ну и местечко. На фига я натянула это ваше платье? Все в джинсах. И рубашки мятые.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Пакет взяла?
ИРА. Да вот он, вот, в сумке.

Подошли к столику. За столиком мужчина с собачкой в сумке, женщина и другие улыбающиеся лица.

МУЖЧИНА (Маргарите Петровне). Ну, наконец-то! (Обнимаются, целуют воздух). Где ты пропадаешь?
ПОДРУГА. Совсем зазналась.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Сами знаете…
МУЖЧИНА. Дела, дела. Знаем мы твои дела. Всех денег не заработаешь. Хорошо выглядишь.
ПОДРУГА. Опять пластику делала? Видела тут опять твоего… Потом расскажу.
МУЖЧИНА (смотрит на Иру). А это кто тут? В шикарном платье?
ПОДРУГА. Перестань.
МУЖЧИНА. Коллекция прошлого сезона. (Маргарите Петровне.) На распродаже купила? Когда ты всё успеваешь? Смотри, какие я классные джинсы в Милане купил. За 200 евро, представляешь?
ПОДРУГА. Вы что, со своим опять разъехались?
МУЖЧИНА. Как вас зовут, мадмуазель?
ИРА. Ира.
МУЖЧИНА. О! Она ещё и говорит? А я думал, немая, как все твои. Новая? Опять проект? Признавайся. Ты им говорить запрещаешь?
ПОДРУГА. Правильно, пусть слушают, ума набираются.
МУЖЧИНА. Я в Милане твою модель встретил. Так она хорошо устроилась, в каком-то крутом агентстве работает. Тоже когда-то, помню, молчала, а сейчас рот ей не заткнёшь.
ПОДРУГА. Твой в дорогих клубах стал появляться. Где такие деньги берёт? Я уж думала, может, нашёл какую-нибудь новую, а ты не знаешь…
МУЖЧИНА. Ну, нашёл и нашёл. Отстань.
ПОДРУГА. Да мне-то всё равно.
МУЖЧИНА. Мы заказывать, наконец, что-нибудь будем? (Ире.) Ты что будешь? (Улыбается.) Только тут всё по-английски.
ИРА (тычет в меню пальцем). Вот это, это и это.
МУЖЧИНА (смеётся). Ну, слушай, клёво. Наша молодёжь меня поражает. Ни хрена не поняла что, но выбрала самое дорогое. Откуда у них эта хватка? Мы такими не были. (Маргарите Петровне.) Давай, мамочка, плати. (Ирине.) Чем ты там всё шуршишь?
ПОДРУГА. Деньгами.

Смеются.
МУЖЧИНА. Она виски выбрала 20-летнее. Будешь платить или пополам?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Она не пьёт.
МУЖЧИНА. Ой, да ладно. Дай девке попробовать. Она в своём Мухосранске в жизни такого не попробует.
ИРА. И совсем не в Мухосранске. Я из Саранска.
МУЖЧИНА. Вот, я же говорил!

Смеются. У мужчины из сумки что-то гавкнуло.

МУЖЧИНА (сумке). Тише.
ПОДРУГА. Говорила же, сейчас нас выпрут.
МУЖЧИНА. Ой, отстань. Она боится одна в машине.
ПОДРУГА. Открыл бы ей окно, и всё.

Подошёл официант. Маргарита Петровна делает заказ.

МУЖЧИНА. Простудится ещё. Или плакать начнёт.

Ирина смеётся.

МУЖЧИНА. Что ржёшь?
ИРА. Собаки не плачут.
МУЖЧИНА. Много ты понимаешь, Мухосранка.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Хватит тебе.
МУЖЧИНА. А что? Ну, Саранка. (Вдогонку официанту.) Стойте, мне вашего фирменного пирожного.

Официант кивнул, уходит.

ПОДРУГА. Тебе пирожного?
МУЖЧИНА. Да не мне, Масе. Дети любят сладкое.
ИРА. Какой же это ребёнок?
МУЖЧИНА. Мой ребёнок… (Целует дрожащую собачку в морду, Ире.) Поцелуй Масю.
ИРА. Фу, гадость. Псину в морду… (Зашуршала пакетом.)
МУЖЧИНА. Сама ты гадость!
ПОДРУГА. Ну, всё. Задели его девочку.
МУЖЧИНА. Не, это вообще кто? Она оскорбила мою Масю! Мася обходится в пять раз дороже тебя, мухосранская модель.
ИРА. Я не мухосранская модель. Я суррогатная мать. Я рожу ей ребёнка и получу за это огромные деньги. И обхожусь я дорого. И живу на Красной площади.

Пауза. Все смотрят на Маргариту Петровну. Она перестала есть.

МУЖЧИНА. Это правда?
ПОДРУГА. А твой знает?
МУЖЧИНА. Офигеть. Ещё и в Кремле живёт.
ПОДРУГА. Совсем тоска заела?
МУЖЧИНА. Ну, я же предлагал тебе в том году собачку. И не дорого. Классный вариант был. Ты что, Ритуль? А психолог?..
ПОДРУГА. Не от него?
МУЖЧИНА. А что сама?..
ПОДРУГА. Дурак.
МУЖЧИНА. А что, нет? Уже никак?
ПОДРУГА. Вся пластика насмарку.
МУЖЧИНА. Точно.
ПОДРУГА. У меня полно таких знакомых.
МУЖЧИНА. Знаю, это сейчас модно, детей в контейнерах выращивать. (Ире.) Ой, прости, мамочка.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Она не мамочка.
МУЖЧИНА. Рита, ты, как всегда, в тенденции! А что, в Мухосранске дешевле? Хотя для этого она в самый раз. Жопа есть и молодая.
ПОДРУГА. Теперь всё ясно. Он узнал и ушёл?
МУЖЧИНА. А чья сперма?

Маргарита Петровна шепчет ему на ухо.

МУЖЧИНА. Да ну?! Представляю, какие бабки отвалила.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Последнюю отхватила.

Ира забирает у собачки пирожное. Ест.

МУЖЧИНА. Слушай, она у тебя борзая. Жрёт Масины пирожные и не подавится.
ИРА. Наша собака жрёт суп с хлебом.
МУЖЧИНА. А моя собака жрёт деликатесы и одевается не из прошлых коллекций. (Маргарите Петровне.) Твоё ископаемое меня нервирует. Малолетка.
ПОДРУГА. Вот-вот, я твоего тоже с малолеткой видела.
МУЖЧИНА (Маргарите Петровне тихо). А ты уверена, что в ней твоя клетка и его и всё такое? Больно ушлая…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Уверена.
МУЖЧИНА. А вдруг там до тебя…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Она чистая.
МУЖЧИНА. Это как? Что, вообще никого? Да ну?! У неё даже мужика не было? И уже беременна?

Смеются.

МУЖЧИНА. Слушай, ну это негуманно с твоей стороны.

Смеются.

ИРА. Ну, хватит! (Встаёт.) Меня уже тошнит.
МУЖЧИНА. Конечно, нажралась Масиных пирожных.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нам пора.
МУЖЧИНА. Ой, бедная. Ну и вляпалась ты.
ПОДРУГА. Я тебе позвоню.

Прощаются. Ира и Маргарита Петровна уходят.

МУЖЧИНА. Вот дура. Климакс в голову вдарил. Вроде умная баба. (Собачке.) Кушай, моя девочка.

Картина десятая

Гостиница. Номер люкс. Бой курантов. Ира и Маргарита Петровна.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И кто тебя за язык тянул?
ИРА. Я тоже не три рубля.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Это моё личное дело. И нечего тебе болтать.
ИРА. Вы тоже лезете в мою жизнь. Теперь мы квиты.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Да кто ты такая?
ИРА. И вы туда же? Я думала, вы лучше, а вы такая же, как ваши друзья! Наглые и раздутые, как пузыри мыльные. Только и делают, что унижают других.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Они мне не друзья.
ИРА. Как?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. У меня нет друзей.
ИРА. Вообще? А школьные?

Женщина усмехнулась. Пауза.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ложись и не трынди языком.
ИРА (ложится в постель). Я бы с ума сошла без друзей.

Женщина посмотрела в холодильник, что-то записала себе в телефон. Взяла кейс. Направляется к двери.

ИРА. Вы куда?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что ещё?
ИРА. Опять торопитесь? Может, вы посидите немного тут?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что?
ИРА. Знаю, это глупо и стыдно, но я до сих пор не могу привыкнуть... тут такая большая квартира… Дома нас полная комната. Не страшно. Я быстро усну.

Пауза.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Только не долго. (Села в кресло.)
ИРА. Это хорошо, что не взяли у него собачку. Ребёнок всё-таки лучше. Он настоящий, с ним и посмеяться, и поплакать можно. А псина что?.. Пирожные жрёт и гадит да гавкает. Коты и то лучше. Они хоть молчат. У меня дома есть кот. Он мой лучший друг с детства. Разревусь как-нибудь, обижусь на всех так, что поговорить не с кем. Обниму его и реву. Всё про всех ему расскажу. А он сидит, слушает. Шерсть длинная, сидит весь мокрый от моих слёз. И так с детства. У кого подушка, а у меня кот. Он уже старый. Если он умрёт, я без него тоже умру. (Пауза.) Почему я думала, что всех их ненавижу? Братья, конечно, дебилы, но без них скучно. А у вас есть братья или сёстры?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет у меня никого. Всё, мне пора. (Встаёт. Выключила свет. Поспешно вышла.)
ИРА. Не выключайте…

Пауза. Ира сжалась под одеялом. Смотрит через маленькую щелку в открытое окно. За окном мигают столичные огни, вывески заведений, светофоры. Гудят машины, из них доносится музыка.


Картина одиннадцатая

Сон Иры.
Море, горы, пальмы. Дорога-серпантин. Красный кабриолет. За рулём Ира. На ней красное платье, тёмные очки, на шее газовый шарф, струится на ветру. Тормозит машину нам знакомый молодой гаишник. На нём белые брюки и белые ботинки. Его прекрасный торс слегка подпалён солнцем.
Девушка останавливает машину.

ГАИШНИК (отдаёт честь, улыбается белозубой улыбкой). Лейтенант Соловьёв.
ИРА. Вы не одеты, лейтенант.
ГАИШНИК. Простите, жара.
ИРА. Похоже, вы сгорели?
ГАИШНИК. А, ерунда. Как ваша машина?
ИРА (пожала плечами). Да как обычно.
ГАИШНИК. У вас, наверно, столько дел?
ИРА. Ну…
ГАИШНИК. Богемная жизнь, сплошная суета. Рестораны, показы…
ИРА. Ненавижу рестораны! Была я сегодня в одном. Одни собаки вокруг.
ГАИШНИК. У меня на дороге тоже.
ИРА. Прокатимся? Только заедем по пути искупнёмся в море.
ГАИШНИК. Обожаю море!

Гаишник запрыгивает в машину. Машина мчится вдаль. Газовый шарф срывается, летит в счастливую бездну моря.


Картина двенадцатая

Гостиница. Номер люкс. Бой курантов.
В номере темно, окна зашторены. На кровати Ира, закутанная с головой в одеяло. В номер входит водитель со столиком-каталкой. На столике завтрак и обед. Девушка, увидев водителя, недовольно заныла, накрылась с головой одеялом.

ВОДИТЕЛЬ. Вы не отвечаете на звонки. (Раздвигает шторы.)
ИРА. Я никуда не пойду.
ВОДИТЕЛЬ. Маргарита Петровна сегодня не придёт.
ИРА. Уже допёрло.
ВОДИТЕЛЬ. Вот, завтрак и обед.
ИРА. В гробу я видала. Блюю каждую минуту, умираю уже.
ВОДИТЕЛЬ. Приказано есть.
ИРА. Сами жрите.

Водитель поудобней устроился в кресле. Подкатил столик с едой. Ест.
Ира вылезла из-под одеяла. Смотрит на водителя.

ВОДИТЕЛЬ. Скажу, что ты съела.
ИРА. Давай, давай. Не подавись. (Пауза.) Больше ни в какие гадкие музеи я не пойду. Так и передай.
ВОДИТЕЛЬ. Несладко тебе?
ИРА. Тебе-то что?
ВОДИТЕЛЬ (усмехнулся). Деньги с неба не сыпятся. Надо отрабатывать.
ИРА. Отрабатываю, не в пример тебе. Жить уже тошно.
ВОДИТЕЛЬ. Я с ней уже двадцать лет. И за эти двадцать лет она ни разу ни на копейку не обманула, и зарплата вовремя. Я этой работы всю жизнь добивался. И за такую кормушку я маму родную продам. Так что ты, тёлка деревенская, быстро собралась и спустилась к машине. Приказано, значит, поедешь хоть к чёрту на рога. Не пойдёшь сама, за ноги вытащу. (Доел. Вышел. Захлопнул дверь.)

Спустя время.
Девушка села в машину.

ВОДИТЕЛЬ (улыбаясь). Куда направимся?
ИРА. Домой.
ВОДИТЕЛЬ. Ну, это не со мной.
ИРА. Все музеи обошли.
ВОДИТЕЛЬ. Поедем по второму кругу.
ИРА. Плевать. Слушай, поедем в кино?!
ВОДИТЕЛЬ. Приказано культурно просвещаться. А не порнуху смотреть. (Заводит машину.) На обивку не блевать. Надо — остановлюсь.
ИРА (тихо). Сволочь.

Картина тринадцатая

Ресторан здорового питания.

ИРА. Людка, ты?! Нет, ну это ты! Точно ты! А смотрю уже полчаса, думаю, ты, не ты… Ну просто офигеть, какая ты!.. О-фи-геть! Ты тут откуда?
ЛЮДА. Ты-то тут что делаешь? Тоже счастье ищешь? Давно в Москве?
ИРА. Нет. Да что я… (Махнула рукой.) Ты что такая красивая стала? Прямо страшно подойти. Модель!
ЛЮДА. Окучиваю миллионеров. Счастье кровью себе выколачиваю.
ИРА. Какая ты…
ЛЮДА. Знала бы ты, чего мне это стоило. Грудь вставила, жир откачала, зубы заменила, нос укоротила, губы накачала, ноги удлинила. Полгода в гипсе лежала, полгода на костылях ходила.
ИРА. Они что на ноги смотрят?
ЛЮДА. А ты куда, думала?
ИРА. И чё, нашла миллионера?
ЛЮДА. Нашла, и не одного. Заграница, яхты… Только замуж пока не берут. Надо успевать. Время по часам. Через два года мы уже старухами станем.
ИРА (смеётся). В двадцать лет старухами?
ЛЮДА. А ты как думала? Вон они, козы малолетние, подрастают, нам на пятки наступают. Ничего, я им вгрызусь в глотку. Я так просто не сдамся. Здесь таких, как я, охотниц вся Москва. Я конкуренток за километр чую. Готова им глаза выцарапать.
ИРА. Какая ты умная стала…
ЛЮДА. Жизнь заставит, станешь.

Водитель сидит за столиком, машет Ире рукой.

ЛЮДА. Этот папик тебе машет?
ИРА (отмахивается). Да сейчас, сейчас!
ЛЮДА. Ну ты даёшь. Твой, что ли?
ИРА. Нет. Водитель.
ЛЮДА. Личный? А тачка?
ИРА. Вон, чёрная.
ЛЮДА. Ну, тачка так себе. Ездовая лошадка. Хоть и дорогая. (Пауза.) Ну!..
ИРА. Долго рассказывать.
ЛЮДА. А я не спешу. Пока мой не решит все свои дела, не двинется с места. Часа полтора, не меньше.

Смотрят на водителя.

ЛЮДА. Да что он всё ластами машет? Позвони ему, скажи, что ты хорошая девочка, встретила подругу, поболтаешь и придёшь.

Ира набирает номер. Водитель берёт трубку.

ИРА. Что, так и сказать?
ЛЮДА. Ну!
ИРА. Я хорошая девочка, встретила подругу, поболтаю и приду.

Водитель опустил трубку. Подозрительно смотрит на девушек. Ест.

ЛЮДА. Судя по всему, дебил.
ИРА. Не то слово.
ЛЮДА. Ну и кого подцепила, конкурентка?
ИРА. Совсем не так. (Тихо.) В общем, я рожаю ребёнка за деньги.
ЛЮДА. За деньги?
ИРА. Ну, то есть не своего. В меня всадили клетки. Там всё соединили, прицепили, и, в общем, я его рожу.
ЛЮДА. Суррогатка, что ли?
ИРА. Типа. Мать суррогатная.
ЛЮДА (смеётся). Ну, ты, мать, даёшь.
ИРА. Чё ржёшь? (Сама смеётся.)
ЛЮДА (серьёзно). Ну ты дура.
ИРА. Почему?
ЛЮДА. Бумаги подписала?
ИРА. Ну.
ЛЮДА. Значит, не свалить. Уже беременна?
ИРА. Три месяца блюю.
ЛЮДА. Отвисший живот, кожа в растяжках, жопа в целлюлите, тебе это надо?
ИРА. А чё, так будет?
ЛЮДА. Ты что, сегодня родилась? И сколько отвалят?
ИРА (радостно). Приеду домой на красном кабриолете!
ЛЮДА. Клёво. По нашим канавам и пылище. Так сколько?
ИРА. Миллион.
ЛЮДА (прикидывает). Баксов или евро?
ИРА. Рублей.

Люда смеётся. Пауза.

ЛЮДА (смотрит в зеркало, поправляет макияж). Ой, вся тушь потекла. (Серьёзно.) Тебя поимели, девочка, в крупных масштабах.
ИРА. Это как?
ЛЮДА. Думаешь, зачем эта баба нашла тебя в Мухосранске?
ИРА. Где?
ЛЮДА. Дешевые матки в нашем ближнем зарубежье. Но они по-русски ни бум-бум. Да наши богачки брезгуют. А ты русская, молодая дешевка. И ни забот ей, ни хлопот, и денежки в кармане (Пауза.) Ой, дура, дура. На фига связалась? Ещё эти дети. Это ж, говорят, дико больно. Столько мороки. Я ни за что рожать не буду. На фиг эти засранцы? Ещё тело курочить. Никакой личной жизни. Ну, если мужу захочется, возьму заплачу какой-нибудь дуре, пусть мучается, рожает. Потом нянек найму. Не моё это — попы мыть, пелёнки стирать. Я — женщина. Привыкла к шикарной жизни.
ИРА. Давно ли?
ЛЮДА. К хорошему быстро привыкаешь. Ладно тебе. Что нос повесила? Тебя, наверно, врачами да анализами достали?
ИРА. Точно.
ЛЮДА. Ещё этот козёл пасёт?
ИРА. Дебил.
ЛЮДА. И баба твоя крыса?
ИРА. Старая деловая крыса.
ЛЮДА. Поехали! Живёшь здесь три месяца, а жизни московской не видела.
ИРА. Это как поехали? Не-не…
ЛЮДА. Покажу тебе московскую тусовку. Клевые клубы.
ИРА. Нет. Я не могу… А он? (Кивает на водителя.)
ЛЮДА. Не потеряется. Утром приедешь. Никуда они не денутся. И с тобой ничего не сделают. Запомни, в тебе её миллионы.
ИРА. Вообще да… А Билан там будет?
ЛЮДА. Дурочка. Возьму у своего ключи от машины.

Уходят.

Картина четырнадцатая

Ночь. Частная клиника. Все суетятся. Врачи. Медсестры.
Маргарита Петровна. Ира.

ВРАЧ (Маргарите Петровне). Вы только не волнуйтесь.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Кровотечение серьёзное?
ВРАЧ. Делаем всё возможное.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. В крови наркотики? Алкоголь?
ВРАЧ. Пока только алкоголь. Мы её прочистили.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. А эмбрион?
ВРАЧ. Сохраним. Но будет непросто.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Вот сучка. Она там ни с кем?
ВРАЧ. Похоже, не успела. Следов нет. Но поплясала на славу.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Вот гадина.
ВРАЧ. Я вас предупреждал.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не запирать же её?
ВРАЧ. Запирать. (Пауза.) В крови холестерин. Фастфуды ест? Сахар повышен. Плохо следите, у вашего ребёнка может быть диабет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Совсем от рук отбилась. Деньги больше не дам.
ВРАЧ. Детям деньги давать нельзя.

Женщина зашла в палату.
На кровати Ира. Она приподнялась. Плачет.

ИРА. Я умру, да? Умру?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Дура.
ИРА. У меня столько крови. Я умру? Мамочка, почему я так мало прожила?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Потому что дура. Сколько же ты выпила?
ИРА. Не хочу умирать в Москве! Похороните меня дома!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. На Красной площади тебя похороним. Будешь в гробу куранты слышать.
ИРА. Не-ет! Мама, забери меня отсюда!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (водителю по телефону). Очухается — привезёшь в номер. (Вышла из палаты.)


Картина пятнадцатая

Гостиница. Номер люкс. Бой курантов. В номере Ира. Заходит Маргарита Петровна. Она, как всегда, в деловом костюме, в руках кейс, суетлива.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (не глядя на девушку). Проспалась? Что тебе надо? О чём говорить? Извинения не принимаются. Ты рисковала моим миллионным вложением. В твоей голове даже не уложится эта сумма! Ты подорвала всё доверие к себе. Знаю, будешь умолять.

Пауза.

ИРА. Вы стёрли телефоны моих друзей.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Почистила память от ненужной информации.
ИРА. Я хочу переписать наш контракт.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что?
ИРА. Контракт. Ведь так это называется?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И что же?..
ИРА. По поводу суммы, общей суммы. Моей.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (нетерпеливо). Слушаю.
ИРА. Вы меня обманули. Миллион за роды не платят.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Сколько же тебе надо?
ИРА. Миллион долларов.

Долгая пауза.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Все затраты на тебя с первого дня. А это медицинские осмотры, медикаменты, проживание в отеле, питание, карманные деньги, отчисления твоим родственникам, твоя одежда и другие мелкие расходы — всё до копейки подсчитано и находится здесь. (Показывает свой кейс.) Эти деньги суд вытянет клещами из твоей матери. Уж я об этом позабочусь! За твои три месяца она будет вкалывать без зарплаты 5 лет. (Пауза.) А теперь встала, собрала своё тряпьё и в пять минут убралась отсюда. Не получишь ни копейки, даже на такси. Пошла вон!

Пауза.

ИРА. Как вон?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Вон.
ИРА. Куда же я? Во мне ваш миллион…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Думаешь, я не подстраховалась? У меня две такие матки. Твоя и ещё одна.
ИРА. Ещё одна?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Если бы у тебя был выкидыш, другой эмбрион всё равно бы выжил и родился. Это моя страховка. А теперь убирайся.
ИРА. Куда я, беременная? Это даже не мой ребёнок. У меня и денег нет. Куда я?..
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Меня это не касается.
ИРА. Что же вы? Неужели вам совсем всё равно? Это же ваш ребёнок!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Он ещё не ребёнок.
ИРА. Как это? Он с первого дня ребёнок. Он же не червяк… он человек. Пожалуйста, не выгоняйте меня! Я рожу вам ребёнка. Я буду сидеть взаперти. Никуда не выходить, ни с кем не разговаривать. Только не выгоняйте! Меня мать не простит. Умоляю…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я подумаю. А пока сиди в номере. Будешь делать всё, что положено.
ИРА. Буду, буду!


Картина шестнадцатая

Сон Иры.
Горная дорога-серпантин. Внизу море, вверху пальмы. Ира едет в красном кабриолете. На шее газовый шарф. Остановила машину. Появляется знакомый гаишник, на нём только белоснежные шорты, туфли и фуражка. Улыбается. Он очень красив.
ИРА. Добрый день, лейтенант Соловьёв.

Гаишник отдаёт честь. Улыбается.

ИРА. Теперь я вижу, что у вас итальянские корни.
ГАИШНИК (смутившись). Да, все говорят, я похож на своего папу, дона Корлеоне. Думали, я займу его место, когда придёт время. У меня же шесть сестёр…
ИРА. Кажется, вы снимались в рекламе духов? Остров, скалы, море, яхта, и вы выходите из воды…
ГАИШНИК. Да, было дело. Это и вправду я. Что делать, яхты мне к лицу. Порода… (Задумчиво.) Иногда холодными зимними вечерами, стоя на посту где-нибудь в лесу, когда пронизывает ледяной ветер и колючий снег вонзается в лицо, я думаю, правильно ли я выбрал свой путь? Правильно ли, что оставил папу разгребать его тёмные мафиозные дела одного? Что подвёл весь клан. И сидел бы я сейчас на шикарной яхте с такой девушкой, как вы, пили бы шампанское и говорили о любви.
ИРА. Мне по вкусу наши гаишники, хоть и итальянского происхождения.
ГАИШНИК. Куда вы едете опять? На съёмки?
ИРА. Нет. Решила отдохнуть от богемы. Сейчас я веду уединённый образ жизни. Устала от суеты. Сижу дома, читаю книги, пишу письма…
ГАИШНИК. Что читаете?
ИРА. Ну, не так чтобы читаю, пока смотрю телик, культурные передачи.
ГАИШНИК. Само собой, культурные.
ИРА. Прокатите меня, лейтенант. Люблю смотреть, как вы ведёте машину.
ГАИШНИК. А я люблю водить машину. (Запрыгивает в машину.)

Шарф срывается. Они уезжают.


Картина семнадцатая

Гостиница. Номер люкс. Бьют куранты. В номере Ира. Стоит у окна. У неё уже видимый живот.
Входит молодой человек лет двадцати пяти. Высокий и красивый, спортивного телосложения. Похож на модель. Хорошо одет. В руках крутит ключи от машины. Вошёл, оглянулся, захлопнул за собой дверь. Демонстративно осматривает номер.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Неплохо, неплохо… (Зашёл во все комнаты, как бы не замечая девушки.)

Ира забилась к окну. Потом села на край кровати.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. И вид! (Вышел на балкон.) С шиком, как я люблю.

С разбегу плюхнулся на кровать. Девушка соскочила.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Так, значит, это ты контейнер?
ИРА. Я.

Он приглядывается к ней, смотрит на живот.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ага.
ИРА (прикрывает живот руками). Только я не контейнер.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. А кто же ты? Пожирательница моих денег или забава для тётенек в климаксе?! (Подходит к ней ближе.) Сколько она тебе платит?
ИРА. Не знаю.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Сколько?!
ИРА. Не знаю, не знаю!..

Неслышно вошла Маргарита Петровна.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Отстань от неё.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (отошел, поправил костюм). А, это ты…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Как ты узнал?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Добрые люди сообщили. Решил увидеть… Так вот куда идут наши деньги.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Это мои деньги.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я думал, наши?..
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Они всегда были моими.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Раньше ты так не говорила.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ты всегда это знал.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Допустим.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Это не место для сцен.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Почему же? Здесь никого нет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что тебе надо? Тебя не было полгода.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ты меня игнорировала.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я работала только на твою ночную жизнь.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Это не моя вина. Ты даже в постель ложилась со своим кейсом.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Уж не тебе жаловаться. Ты получал с лихвой.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. До тех пор, пока не появилась она! (Показывает на девушку.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. До тех пор, пока не появились другие!
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Мне надоело ждать тебя из командировок. Я молодой, мне нужен драйв, нужна жизнь! И тебе это во мне нравилось!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нравилось… Пока не поняла, что тебе от меня надо.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Не волнуйся, теперь мне самому приходится подрабатывать.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Неужели? Чем же?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Петь, играть на клавишах…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Много приходится играть с твоими-то запросами.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Прилично.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Всё врёшь! Нашёл другую!
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (смеётся). Шпионишь?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не противно?! Она же старше тебя на тридцать лет!
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ну, двадцать–тридцать уже не имеет значения. То же тело.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Подлец.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я думал, ты меня ещё любишь…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Хочешь вернуться?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я тебе уже не нужен. (Направился к двери.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я хочу, чтобы меня любили…

Пауза.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что скажешь про ребёнка?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК (не оглядываясь). Забавляйся. (Вышел, захлопнул за собой дверь.)

Маргарита Петровна резко отвернулась, будто что-то прячет. Подошла к окну.
Долгая пауза.

ИРА. Он певец? Красивый.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Да.

Повернулась, поправила макияж. Открыла кейс, достала планшет. Что-то печатает.

ИРА. Вы любите его?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Любила.
ИРА. Я бы такого тоже любила…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что ты понимаешь?
ИРА. Очень даже! (Пауза.) Поговорите, у вас комок в горле.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну, хватит! (Разревелась. Плачет, прикрывается планшетом. Себе.) Что за дура. Тряпка.
ИРА. Ну, вот. Вы со мной, как я со своим котом. С кем-то же нужно поплакать. (Пауза.) Он вернётся, вот увидите…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет. Я себе не позволю!
ИРА. Вы же любите?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет. Нет. Нет. (Пауза.) Мне действительно не с кем поговорить. (Вытирает нос, поправляет макияж. Успокаивается. Смотрит на часы. Пытается восстановить дыхание.)
ИРА. А мне сейчас есть с кем поговорить!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Только не говори, что подобрала кота.
ИРА. Нет! Ребёнок. (Пауза.)

Женщина смотрит на живот девушки.

ИРА. Он проснулся. Пинается. Еле заметно, но я чувствую. Уже две недели. Я думала, что капусты объелась, что пучит живот, а потом нет, чувствую, что пинает. Тоже поговорить хочет. Я ему рассказываю всё. Ему если нравится, то он будто гладит, а если не нравится, то как пинанёт. Значит, замолкни мне.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Сейчас пинается?
ИРА. Да.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну-ка, дай потрогать. (Протянула руку к животу девушки. Пауза. Прислушиваются.)
ИРА. Замолчал. Не нравится, видно.

Женщина отодвинулась.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Глупости. Что у тебя с ним общего?! На этом сроке дети ещё не пинаются.
ИРА. Неправда!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. А я и уши развесила.
ИРА. Не вру я!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (посмотрела на часы). Ладно. Мне пора. (Собрала вещи. Вышла.)
ИРА. Ни здрасьте, ни до свиданья. (Улыбается животу.) Да? Я б такую тоже бросила. (Нюхает дорогие духи в воздухе, вздыхает.) Ты не думай, когда меня выпустят, я не буду доставать тебя своей болтовнёй. Обещаю! А теперь пошли хавать! Хочешь? А я хочу.


Картина восемнадцатая

Сон Иры.
Горная дорога-серпантин. Внизу море, вверху пальмы. Красный кабриолет. Девушка за рулём. Резко останавливает машину. Выходит гаишник в белых шортах и туфлях. Улыбается белозубой улыбкой.

ГАИШНИК. Добрый день. Вы прекрасны! Превышаете скорость, опасно.
ИРА. Мне кажется, я вам нравлюсь, лейтенант Соловьёв.
ГАИШНИК. Не то слово…
ИРА. Чем же нравятся такие девушки, как я? Наверно, если б в такой машине сидела другая…
ГАИШНИК. Не говорите глупостей. Мне нравится только одна девушка. Одна во всём мире! И машина тут ни при чём.
ИРА. Это правда?
ГАИШНИК. Машина — всего лишь машина. Вы взволнованы сегодня, и вообще, вы изменились, чуть поправились. Вам идёт.
ИРА. Заметно? Готовлюсь к съёмке.
ГАИШНИК. Новая роль?
ИРА. Да.
ГАИШНИК. Кто?
ИРА. Молодая мама.
ГАИШНИК. Я так и знал. Вам пойдёт.
ИРА. Думаете, я справлюсь?
ГАИШНИК. Уверен! Это будет ваша лучшая роль. Готовитесь?
ИРА. Читаю. Мне литература в первом классе больше всего нравилась. Нам учителка вслух сказки читала. Вот, я и решила их вспомнить. Надо же когда-то начинать. Вы читали про семь богатырей? Вот там стерва была! Всё-таки девку траванула. Не знаю пока, чем там кончилось, дочитаю — расскажу. А теперь мне пора. Жуть как хочется узнать конец.

Уезжает. Шарф срывается.

Картина девятнадцатая

Гостиница. Номер люкс. Бой курантов. В номере только Ира.
Она сидит у окна. За окном снег с дождём.

ИРА. Интересно, что ты там любишь? Вкус до тебя доходит? Наверно, ты любишь сладкое, как и я? Обожаю тортики и пироженки! Только бы их и ела. (Пауза.) Тебе, наверно, там скучно, как и мне? Хотя тебе скучнее. Сидишь в темноте, поди, ещё и вверх ногами. Не представляю… А я ещё ною. У меня и балкон, и телик. Хотя телик уже надоел. Ну, ты не раскисай, я буду с тобой болтать. Всё нам веселее. Классно всё видеть в первый раз?! У меня такое каждый год. Пока длится зима, я забываю про лето, пока осень, я забываю про весну. И всё как в первый раз, особенно Новый год. Игрушки, подарки! У тебя их будет много. Красивых платьев и обязательно розовых, как у всех настоящих девочек. Розовая кроватка, розовая комната. Обожаю розовый! Ты будешь красивая и добрая, как я. (Пауза.) И умная. (Смотрит в окно.) Сегодня солнце, хоть повеселее, чем вчера. Что за гадкая зима здесь? Снега нет. Ёлки в лужах стоят. У нас сейчас всё в снегу. Мои дураки в огороде сгребли снег в кучу и катаются… Хотела бы я прокатиться. А потом чай пить с хлебом, с малиновым вареньем. Вот такущая у нас малина! И сладкая. Такой ни у кого нет. Нажрёмся и сказки смотрим по телику. В каникулы много сказок крутят. На улице никого, особенно вечером. Темнеет рано. Все по домам сидят. На улице мороз и дымом пахнет. (Пауза.) А весной, когда наша яблоня расцветает, так пахнет! И осы жужжат. Смотрю я на яблоню и представляю себя невестой. В красивом длинном платье, и чтобы шлейф сзади, и чтоб фата. И чтоб на свадьбе все школьные девки были, и чтоб я самая красивая, а им завидно! (Пауза.) А осенью яблоки поспеют, под яблоней лучше не ходить, а то дураком на всю жизнь останешься. Я-то знаю. Мне с детства по башке натрескалось. Спасибо, больше не хочу. (Пауза.) А летом кузнечики стрекочут. Особенно ночью. Окно откроешь… Лежим, слушаем, даже болтать неохота. А под утро лягушки квакают. Ещё летом бывает столько бабочек! Летают. Кажется, что идёт снег. Сидят стайками на земле. Берёшь их в ладошки, они там щекотятся, пускаешь в небо. Они разлетаются в разные стороны, задевают крылышками лицо, аж щуришься. (Пауза.) А весной треск на воде. Жутко. Лёд двигается. Помню, пошли мы на речку лёд слушать. А Андрюшка маленьким был. Как он на льду оказался? Оглянулась, а он уже по грудь под лёд ушёл. Ничего сказать не может, только смотрит на меня и опускается всё ниже. Я бегом к нему. Не помню, как вытащила. С себя куртку сняла, его замотала и бегом с ним на руках. А он всё молчит. Я чуть не умерла со страху! Дома раздели, растёрли, ноги в горячую воду. Думали, в больницу увезут. А у него даже соплей не было. (Пауза.) Хорошо, что у вас тут льда нет. (Пауза, вытирает слёзы.) Это я так, сдуру. Домой захотелось. Я тебе обязательно всё это покажу. Вот честное слово, покажу!


Картина двадцатая

Гостиница. Номер люкс. Тихо бьют куранты. Поздний вечер. За окном темно. Ира в постели.

ИРА. Все подумали, что царевна умерла. А на самом деле она уснула, ну, типа летаргического сна. Я про это передачу смотрела. Ну вот, её те братья похоронили, посохли по ней, так и оставили болтаться на цепях в гробу…

Щёлкнула дверь.

ИРА. Кто там?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ты что, не одна?
ИРА. А, это вы.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. С кем говоришь?
ИРА. С собой.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. С собой?
ИРА. Что так пугать?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не спишь?
ИРА. Поздно.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Время-то ещё…
ИРА. Включайте свет.

Женщина включила свет. Девушка прикрывает глаза руками, щурится.

ИРА. Что с вами? Что это вы делаете головой?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я танцую.
ИРА. А, никогда вас такой не видела.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. У меня праздник!
ИРА (зевает). Поздравляю.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. У меня прошёл проект. Замечательно сложится!
ИРА. Я в понедельник ходила на УЗИ.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Столько денег! Ни одной ошибки!
ИРА. Говорят, лялька больше обычного, причём мальчик, хотя не уверены.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Чтобы все вложения вернулись с тройной прибылью?!
ИРА. Плохо видно. Крутится.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Надо было видеть их физиономии. Они на мне крест уже поставили.
ИРА. А я уверена, что девочка.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Сама не ожидала! Сделано идеально, не придерёшься. Меня ещё рано списывать со счетов.
ИРА. Вы слышите?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Да. Поехали в ресторан! Это обязательно нужно отметить!
ИРА. Уже одиннадцать.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И обязательно в лучший ресторан. С шиком, с хрусталём, с джазом!..
ИРА. Спать хочу.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что закажешь? Омаров? А! Пирожных! Хочешь пирожных?! Самых вкусных!
ИРА. Не поеду.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. А потом на концерт! На Билана! Хочешь на Билана?
ИРА (кричит). Нет! Нет! Нет! Вы будто сошли с ума. У вас глаза горят и губы трясутся!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ладно, ладно. Ты что?
ИРА. Ребёнка разбудили.

Женщина ищет глазами.

ИРА. Когда я не сплю, он тоже не спит.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. А… (Растерянно кивает.) Ну да, ну да.
ИРА. Нам спать пора. Поздно. (Укладывается в постель, бурчит.) Теперь всю ночь пинаться будет. Спи давай.

Пауза. Женщина растерянно смотрит на девушку.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Свет оставить?
ИРА. Нет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ты уже не боишься темноты?
ИРА. Я уже ничего не боюсь. (Отвернулась, что-то бубнит себе под нос.)

Женщина выключила свет. Медленно, тихо вышла.


Картина двадцать первая

Частная клиника. Маргарита Петровна и врач.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну, как?
ВРАЧ. Анализы хорошие. Ребёнок в порядке. Пол не определили, крутится. Не зря вы за ней следите.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. На этом сроке аборт делают?
ВРАЧ. Аборт? Вы передумали?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну, это я так…
ВРАЧ. Вообще, не делают, но за определённую плату всё возможно. Хотя в вашем случае ребёнок здоров. С таким ещё не встречался.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Предродовой мандраж, наверно.
ВРАЧ. Съездите куда-нибудь, отдохните. Потом со свежей головой…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Доктор, вы с ней разговаривали? Ничего странного не заметили?
ВРАЧ. Да вроде бы нет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. По-моему, она немного того. Только о ребёнке и говорит, и часто сама с собой.
ВРАЧ. Это она с ребёнком разговаривает. Такое бывает, ничего странного.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Меня настораживает её привязанность. А что потом?
ВРАЧ. Это да. Все они в таком возрасте к чему-нибудь или к кому-нибудь привязываются. Попробуйте с ней поговорить. Может, это от недостатка общения.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не хочет.
ВРАЧ. Зашлите к ней психолога. Пусть мозги промоет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Точно.
ВРАЧ. А насчёт аборта подумайте.

Расходятся.


Картина двадцать вторая

Гостиница. Номер люкс. Бьют куранты.
День. Ира сидит за столом. Вырезает и клеит какие-то картинки. Она увлечена. Улыбается, что-то тихо бурчит себе под нос.
Заходит Маргарита Петровна.
ИРА. А, это вы. (Пауза.) Ходите каждый день. Сидите. Раньше не дозвониться до вас, а сейчас будто вам делать нечего.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Другой конец мира, вот и не дозвониться.
ИРА. Что, у вас проблемы?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Хочу посмотреть на ребёнка.
ИРА. На Милу? Её ещё не видно.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Милу?
ИРА. Да. Я её назвала Милой. Милена. Красиво! Хотела бы я, чтоб меня так звали. Ненавижу своё имя. Мила, Мила, Мила…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Какая пошлость.
ИРА. А нам нравится. Да, Мила? (Прислушивается.) Вот! Говорю же.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Откуда тебе знать?! Бред какой-то.
ИРА. Я-то всё про неё знаю.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Почему прогнала психолога?
ИРА. Она дура.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. За двести долларов в час?
ИРА. Да хоть за миллион. Говорит, что мне не нужно обращать внимания на ребёнка. (Смеётся.) Это как? Если она под рёбра пинает и днём и ночью. Икает, крутится. Я даже слышу, как у неё сердечко бьётся. Послушайте!..
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет. И вообще, хватит его так называть. Может, там мальчик.
ИРА. Как бы не так. (Пауза.) У этой тётки, наверно, у самой детей нет.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (раздражённо). А у тебя есть?
ИРА. Кто ж во мне сидит восемь месяцев?

Женщина резко встала, отвернулась к окну, нервно прошлась по комнате.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что ты там прячешь?

Девушка прикрывает руками что-то на столе.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Рисуешь?
ИРА. Смеяться будете.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну…

Девушка раздвигает ладошки.

ИРА. Открытку вырезаю на 8 Марта маме. Глупо, но я люблю, с детства привыкла. Вот, мимозы… Я как научилась в первом классе, так и вырезаю каждый год. (Показывает.) Это тут самое красивое, а стебель такой толстенный получился. Ну, да ладно. Что так смотрите? (Пауза.)

Женщина серьёзно и внимательно смотрит на открытку.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Да. Я помню. Мимозы делают в первом классе… На синем фоне.
ИРА. Нет. Синий не нравится. Вы что?

Женщина побледнела. Опустилась в кресло.
Пауза.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА (говорит в каком-то забытье). Эта чёртова открытка. До сих пор где-то лежит. Почему я её не выбросила? Мимозы…

Пауза.

ИРА. Её вам подарили?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Да. Да… Мама в день 8 Марта. (Пауза.) Он был совсем маленьким, послушным… Что бы он в Москве? У меня ни работы, ни жилья… с бабушкой ему было лучше… тут и школа… А вырос, стал совсем другим, чужим, злым! Всё дала. Квартиру, деньги… Ему всё мало! Я могла его вылечить, сам не захотел. Могла.
ИРА. Он умер?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я вернулась из командировки, а он… Не успели… Не спасли. Мимозы… Мимозы… (Долгая пауза.) Говорят, женщина спасается материнством.
ИРА. От кого спасается?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Нет, я в бога не верю. Но совесть меня мучает. Не отпускает. Может, всё забудется? Родится другой, и всё забудется?..
ИРА. Вот, кажется, всё. (Улыбается, показывает открытку.) Ну, смотрите. (Суёт женщине в руки.) Нравится?

Женщина растерянно берёт открытку. Смотрит. Быстро рвёт её. Схватила кейс, поспешно вышла за дверь.
Девушка поднимает порванные половинки открытки. Соединяет их.


Картина двадцать третья

Гостиница. В номере Ира. К двери придвинуты стол, стулья, кресло. В дверь громко стучат. Кто-то пытается открыть дверь с другой стороны. Сильные толчки постепенно приоткрывают дверь, сдвигают сваленную мебель. Маргарита Петровна пролезла в щель приоткрывшейся двери.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что ты творишь?!

Ира испугана, вся в слезах. Качает головой.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Язык проглотила?
ИРА. Я никуда не пойду!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что это значит?
ИРА. Я никуда не пойду! (Резко сжалась, согнулась, будто её скрутило от резкой боли.)
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что с тобой? Схватки?
ИРА. Нет! Я не хочу рожать! Я её не отдам, не отдам. Она моя!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Когда началось? Надо срочно вызвать скорую. (Достала телефон, руки трясутся.) Приезжайте срочно. У неё схватки!
ИРА (истошно). Не-ет!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Через какой промежуток? (Засекает время на телефоне.)
ИРА. Она моя! Моя! Я не оставлю её одну. Она вас не знает. Вы чужая, вы злая, вы её не любите, вы никого не любите!
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Что за бред? У меня документы…
ИРА. Она вас боится. Пинается, когда слышит…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. И нотариус… вот, вот… (Достаёт из кейса бумаги, они вываливаются, рассыпаются по полу.)
ИРА. Она никогда вас не полюбит! Вы не знаете… я всё чувствую, чувствую, она у меня вот, как я…
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Сумасшедшая. (Собирает бумаги.)
ИРА. Отдайте её мне! Она же вам не нужна… Не нужна! Вам никто не нужен.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Замолчи, замолчи… Ты даже не понимаешь!..
ИРА. Вы убили своего сына, убьёте и её.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ну, хватит!
ИРА. Вы никого не любите.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Вот документы, она моя.
ИРА. Плевать мне на ваши документы! Она моя девочка! Я её в обиду не дам, хоть режьте меня!

Забегает врач и две медбрата.

ВРАЧ (женщине). Какой промежуток между схватками?
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Не знаю… я ничего не понимаю… она сошла с ума!
ВРАЧ. Всё нормально.
ИРА. Я никуда не поеду!
ВРАЧ (медбратьям). Помогите, только осторожно.

К Ире подходят медбратья, крепко берут её под руки.

ИРА. Она моя! Моя! Сволочи... Я за неё вам глотки перегрызу! Ищете забаву за деньги?! Мы не забава… мы живые! А вы мёртвые! Мёртвые! У вас глаза только от денег горят! Отпустите!!! Больно! (Плачет.) Что вы с нами делаете?! Зачем вы так?.. Вы же знали, что я не смогу без неё…

Иру уводят. За окном сирена скорой помощи.

МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Доктор, я всё обдумала. Я долго думала. Я не смогу. Да, я слабая, и вся эта затея с ребёнком — это какая-то катастрофическая ошибка… Он мне не нужен! Не нужен. Сделайте аборт.
ВРАЧ. Она рожает. Какой аборт? Поздно.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Я заплачу, вы знаете.
ВРАЧ. Подсудное дело. Я умываю руки. Нет. Будет рожать.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Неужели нет выхода? Куда я с ним? Жизнь уже не переделать!
ВРАЧ. Как-нибудь вырастите. Думаете, у всех дети желанные? Или отдайте ребёнка ей.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Ей?! (Смеётся.) Вы серьёзно? Что она может ему дать? Глупая девчонка из деревни. Она и жизни-то не знает.
ВРАЧ. Кажется, она его любит.
МАРГАРИТА ПЕТРОВНА. Любит??? (Смеётся.) Чужого ребёнка?
ВРАЧ. Я врач. Что у них там в голове происходит, не знаю. Как можно любить того, кого никогда не видел, не слышал? Кто доставлял тебе только мучения и боль? Не знаю. Мне этого никогда не понять. (Уходит.)


Картина двадцать четвёртая

Сон Иры.
Горная дорога-серпантин. Внизу море, вверху пальмы. Красный кабриолет. Ира в белом платье, на шее газовый шарф. Машина украшена красными розами. Девушка останавливает машину. К ней подходит молодой гаишник в белоснежной форме, улыбается белоснежной улыбкой.

ИРА. Добрый день, лейтенант Соловьёв.
ГАИШНИК (отдаёт честь). Рад вас видеть! Прекрасно водите. Не придерёшься.
ИРА. Теперь я буду всегда так водить.
ГАИШНИК. Похвально!

Пауза.
ИРА. У вас красивая форма, лейтенант.
ГАИШНИК. У вас потрясающее платье!

Пауза.

ГАИШНИК. Как ваша роль?
ИРА. Пока не знаю. Совсем скоро пойму.
ГАИШНИК. Удачи.
ИРА. Спасибо.

Пауза.

ИРА. Я уезжаю, лейтенант.
ГАИШНИК. Уезжаете?
ИРА. Я думаю, мы больше не увидимся.
ГАИШНИК. Это невозможно. Это же сон! Мы можем видеться сколько угодно.
ИРА. Красивым снам тоже приходит конец. Наш сон заканчивается. Скоро всё исчезнет. Эта машина, это море, вы… (Лейтенант качает головой.) Я вас люблю, лейтенант. С первого взгляда, как увидела вас из окна автобуса, в котором я езжу из Саранска домой, в наш посёлок. Вы стояли на посту и остановили наш автобус. Помните, вы тогда улыбнулись мне? С тех пор я покупала билеты только с местами на эту сторону. Где я могу видеть вас. Но почему-то вы больше не обращали на меня внимания. Зато вы часто останавливали дорогие красивые машины и долго разговаривали с водителями. Вот тогда я и задумала купить дорогую, шикарную машину, чтобы вы заметили меня и полюбили.
ГАИШНИК. Мы не можем так расстаться. Я вас обязательно узнаю, когда вновь увижу в окне автобуса. И мы будем вместе! Обязательно будем вместе. Раз и навсегда. (Садится в машину.)
ИРА. Поцелуйте меня на прощание, лейтенант.

Гаишник целует девушку. Машина трогается. Шарф слетает и парит в воздухе. За машиной рассыпается шлейф из лепестков роз. Застилает всю дорогу.

Картина двадцать пятая

Частная клиника. Родовое отделение.

ВРАЧ (акушерам). Всё, она рожает. Перекладываем её.

Щелчок. Темнота. Крик ребёнка.

ГОЛОС АКУШЕРКИ. Девочка.
ГОЛОС ИРЫ. Покажите её мне! Покажите!

Долгая пауза.

Послесловие

Просёлочная дорога. Грязь, слякоть. От остановки только что отошёл пригородный автобус. Чуть поодаль — полицейская машина. Молодой гаишник в синей форме. Открывает дверь девушке, она садится в машину. Обходит машину с другой стороны, садится за руль. Машина трогается. По грязной дороге гремят привязанные к машине консервные банки. На руках у Иры спит закутанный в одеяло ребёнок.

Конец

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.