top-right

2019 №5

Александр Зернов

Иллюзия революции

Борис Кагарлицкий. Между классом и дискурсом. Левые интеллектуалы на страже капитализма. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2017 г.

Вот все ждут: щас что-то будет, щас что-то будет...
А ничего не будет! Так всё и будет, до самого конца.
В.С. Высоцкий

Давно я не приступал к написанию рецензии с настолько тяжёлым сердцем. Как известно, автор — и автор рецензии в том числе — всегда пишет про себя. Как-то соотнося то, что пишется, с собственным жизненным опытом. Так вот, могу сказать совершенно определённо, что всю жизнь к левым идеям — и к людям левых взглядов — я относился с полнейшим пониманием и сочувствием. Ещё в позднесоветском детстве, когда я читал Родари или Носова, мои детские кулачки яростно сжимались, и я рвался надавать по башке какому-нибудь Скуперфильду или синьору Помидору. Да и после общее отношение не поменялось: согласитесь, трудно ожидать от человека, заставшего «святые девяностые» в полный рост, какой-то иной реакции.
И вот, по мере того как взрослел, начал я в указанном направлении человеческой мысли искать некие современные и «взрослые» ориентиры. Глашатаев, трибунов, на которых можно — и должно — опереться. Как в известном фильме: «Да я всё это понимаю, только так красиво, как вы, господин карбонарий, сказать не могу!!»
И идёт — уже условный человек, так будем говорить — ужаснувшийся звериному оскалу современного российского капитализма, в интернет. На Ютьюб, как правило. А там левых — не сказать ещё хуже, левацких — каналов хоть пруд пруди. На некоторых на голубом глазу утверждается, что сегодняшняя Россия — без пяти минут фашистское государство. Как же: вон парамилитарные казаки кого-то за установленный на смартфоне «Телеграмм» побили. Вот они, штурмовики СА!
На других каналах современный Китай ничтоже сумняшеся именуется коммунистическим и постоянно приводится в пример. Это притом, что у сограждан наших через одного в карманах лежат смартфоны системы «Сяо Мяо», то бишь «Xiaomi», а владеет этой корпорацией миллиардер Лэй Цзюнь. Так и хочется воскликнуть: ребята, долларовый миллиардер? В коммунистической стране? Вы б хоть словарик взяли да определение коммунизма почитали, что ли. Любое, из любого словарика.
Но после долгих мытарств нужный канал всё-таки находится. Где и ведущий здраво излагает, избегая угара и совсем уж оголтелых ярлыков. К тому же он явно сечёт в экономике, всегда в курсе событий — и уж точно не скажет никакой популистской ерунды. Конечно же, его книжку, когда она выходит, ты и приобретаешь.
И... Как бы это помягче — а заодно и языком указанной книжки сказать... Фалломорфируешь.
Самим автором книга поделена на семь частей, но вообще вполне достаточно четырёх разных по объёму смысловых блоков, которые примерно можно было бы озаглавить так:
Общая теория — кризис либерализма и намертво связанных с ним современных левых;
Забугорные примеры кризиса и отдельных успехов;
Положение дел в России и на Украине;
Выводы: что делать и кто виноват.
Начнём с первого пункта. Здесь хотелось бы зайти вот с чего. На первых же страницах книги полно восклицаний, подобных этому: «Беда современных европейских левых, однако, состоит в том, что они культурно и социально противостоят основной массе населения ничуть не меньше, чем мексиканские столичные интеллектуалы индейцам Чьяпаса». Конечно, следует отдать должное мужеству автора: критика недостатков своего движения среди левых встречается очень нечасто, и честный разбор полётов, тем более в мировом масштабе, нельзя не приветствовать. Но из процитированного можно сделать вывод, что левые должны как минимум разговаривать на языке простого народа. Но это, видно, беда не только европейских левых. Ибо в первой части мы читаем также вот такое: «В конечном счёте, именно стремление правящих элит ведущих стран любой ценой защитить неолиберальную модель капитализма, экономически подорванную кризисом после 2008 г., вело к постепенному, но неуклонному разрастанию политической нестабильности <...> Общество за обществом, страна за страной втягивались в водоворот глобального кризиса».
На приведённой выше цитате простой работяга с завода, уверяю вас, захлопает глазами и раскроет рот. Ну, что такое «неолиберальная модель капитализма»? Чем она отличается от либеральной? Что за глобальный кризис?! Для большинства россиян в 2008 году — и позже — он выражался только в росте курса евро и доллара, который взялся непонятно откуда. Борис Юльевич, ну не все смотрят ваш канал «Рабкор», так дайте хотя бы краткие определения обозначенным явлениям, простые и понятные! Но нет. Лишь «три основных принципа неолиберальной социальной политики» будут даны, да и то спустя 15 страниц.
Но продравшись через плотный частокол терминов вроде «прекариат» и «идея базисного безусловного дохода» (толкования им всё так же не даётся либо никакого, либо даётся крайне мутное), можно найти места, где автор все же сбивается на общечеловеческий язык и говорит вещи понятные: «Демонстрации и митинги, как и гневные статьи в прессе, по сути, превращаются в дополнительный метод легитимизации принимаемых элитой решений <...> Пройдя по улицам с плакатами и воздушными шариками, толпы недовольного народа расходятся по домам, а организаторы шествия из числа интеллектуалов, политиков и профсоюзных лидеров возвращаются в свои офисы». Поспорить с этим сложно, как и со многими другими выводами первой части — например, что протесты раскалываются по фракциям, ибо «кабинетарий» не поймёт заводского рабочего, а мигрант — трансгендера. Невозможно поспорить, например, с этим: «Критиковать систему, осуждать её... но ни в коем случае не менять её — вот логика современного левого либерализма».
Запомним эти две цитаты, они нам пригодятся, а пока перейдём ко второй части. Здесь автор рассматривает «левые» и «антилиберальные» движения и властных персон Европы и Америки, но делает это, на мой взгляд, несколько странно. Всё здесь метётся в одну кучу — Брексит, погромы во Франции, избрание Дональда Трампа. Лёгкий ветерок представляется если не свирепой бурей, которая вот-вот уже снесёт проклятый неолиберастический мир, то уж точно её предвестником. Однако наблюдения за «их нравами» интересны и местами в самом деле вскрывают некоторые парадоксы нынешнего западного общества. Например, глава про победу Дональда Трампа на выборах называется «Жестокий реванш рабочего класса», что поначалу может вызвать недоумение: рабочие голосовали за капиталиста, миллиардера, исходя из своих классовых интересов? Но это кажущееся несоответствие объясняет сам автор, ссылаясь на Ленина, называвшего подобную позицию избирателей «буржуазной политикой рабочего класса» (который «встроен и в систему профессионально-отраслевых связей, что заставляет его в определённых ситуациях поддерживать определённые группы буржуазии, являющиеся для него “своими” в силу корпоративно-производственной и рыночной логики»).
Не менее странными на первый взгляд кажутся и высказывания о Национальном фронте Марин Ле Пен во Франции: «Именно эта организация массово привлекала на свою сторону иммигрантов из арабских стран... Именно арабские кварталы Марселя дали перевес партии Ле Пен в первом туре». Это что же — бедные негры с арабами, весьма неплохо живущие во Франции на пособия, воспылали к Ле Пен яростной любовью, осознав своё классовое братство с рабочими «белыми» французами? Но автор объясняет и это якобы противоречие: «Столкновение на рынке труда ничего общего с расовым конфликтом не имеет, поскольку в первую очередь “новые мигранты” теснят “старых иммигрантов”, тех кто переселился и легализовался раньше. <...> Чего же удивляться после этого, что ... иммигранты массово начинают голосовать во Франции за Национальный фронт».
Однако в третьей части автор переходит уже к отечественным современным левым реалиям. И здесь мысль автора начинает отчаянно блуждать. Вроде бы вначале гордо бросается: «Представление о массе народа как о пассивной «вате» оказалось основой всей стратегии российского либерализма, как оппозиционного, так и правительственного. На самом деле кризис, начавшийся в 2008 г., изменил российское общество ничуть не меньше, чем Западную Европу и Соединённые Штаты». И тут уже хочется отчаянно вскричать: ну что, что же произошло?! В городах уже идут захваты полицейских участков, телецентров и вокзалов? Голодная армия уже бунтует?! Нет. Нам неспешно расскажут о попытке отменить в 2005 году льготы у пенсионеров под видом монетизации (заметим, её-таки провели), потом о протестах 2011–2012 годов (которые, заметим, тоже благополучно разогнали рваной фуфайкой), потом — про то, что процесс взаимного разочарования между населением и властью прервался на время из-за событий на Украине... Кстати, последние тоже безапелляционно привязываются к «выступлению масс против олигархического капитализма и за социальное государство»; любые другие факторы — например, национальный вопрос — просто игнорируются. Пройдясь слегка по протестам Навального, автор внезапно с родной почвой прощается, и переходит к четвёртой части, которая называется «Преодолеть кризис мысли, чтобы начать действовать».
Что, дорогой юноша левых взглядов? Страшно возмущённый пенсионной реформой и полагающий, что до 60 лет ты точно доживёшь, а вот до 65 — уже нет. Ты полагаешь, что уж в финале-то автор тебе скажет, как говорят в народе, «куды бечь»? Нет. Автор горестно вздохнёт и разведёт руками: «Левые идеи далеко не стали массовыми. Как политическая и духовная сила левое движение критически отстаёт от объективно стоящих перед ним исторических задач». Добавит, впрочем, что необходимо бороться за власть: «Именно за власть, а не за представительство, влияние или присутствие в доминирующем дискурсе». А завершит всё потрясающим аргументом: «Новороссия, Brexit, американские выборы 2016 г. — всё это проявления одной и той же революционной ситуации».
Странно, каким образом автор забыл упомянуть в числе предвестников мировой революции на 2017 год, что в Турции на референдуме победили сторонники конституционной реформы или что московский ураган убил за час 11 человек.
В общем, с диким усилием прожевав небольшую по объёму книгу, приходишь к следующим выводам. Во-первых, совершенно неясно, каким образом автор, столь заумно излагающий свои мысли, намерен поднимать на борьбу массы и классы. С этим, кстати, тоже вопрос: кого именно нынешние левые, заявляющие, что они на стадии марксистских кружков, а потому яростно будят классовое сознание (для краткости назовём их «будилы»), намерены звать на улицу/к топору (нужное дописать)? Менеджеров среднего звена, у которых двое детей, три кредита и ипотека? Или селян, в режиме 24/7 синих, как изолента? Немного неясно. Как и неясно, чего нынешние левые — хотя бы российские, чтоб не трогать забугорных — добиваются в долгосрочной перспективе, настолько разные выкрикиваются требования. Построить капитализм, но с человеческим лицом? Устроить революцию ради революции? Создать СССР версии 2.0? Что, что конкретно?! Ответа нет.
И второе. Сову на глобус натягивать можно сколько угодно. Но сколько ты ни протестуй, особенно мирно и цивилизованно — стачками, митингами (я не зря просил запомнить цитату про походы по улицам с плакатами и воздушными шариками) — на это власть имущим высоко плевать. Митинги будут разгоняться — если надо, то и регулярно — как это и случилось с «жёлтыми жилетами» во Франции, о чьей «победе» леваки всех мастей уже раструбили сколь пафосно, столь и преждевременно. Бастующие шахтёры и рабочие получат пинка под зад, а вместо них наберут новых. И покуда протестующие не обладают сплочёнными, обученными и вооружёнными боевыми отрядами, а на их сторону не переходят полиция и армия — прошу заметить, это не субъективное мнение и не призывы автора рецензии, а азбучные истины, сто раз проверенные историей — всё останется, как было.
А всем любителям порассуждать о каких-то «уступках правящего класса под давлением цивилизованных протестов трудящихся» хотелось бы напомнить слова Ленина (письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком от 24 августа 1919 года). Человека, который — так, на секундочку — немножечко понимал в борьбе за счастье трудового народа. «Либо диктатура (т. е. железная власть) помещиков и капиталистов, либо диктатура рабочего класса. Середины нет. О середине мечтают попусту барчата, интеллигентики, господчики, плохо учившиеся по плохим книжкам. Нигде в мире середины нет и быть не может. Либо диктатура буржуазии (прикрытая пышными эсеровскими и меньшевистскими фразами о народовластии, учредилке, свободах и прочее), либо диктатура пролетариата. Кто не научился этому из истории всего XIX века, тот — безнадежный идиот».
...Впрочем, спи спокойно, дорогой товарищ. Как сказано было в эпиграфе, ничего такого не будет. «Будилы» так и будут будить в уютных бложиках непонятно кого, а капитализм благополучно оправится от кризиса, как он это делал всю свою историю, и просуществует ещё не одно столетие — неважно, в нынешнем своём неолиберальном виде, который приводит в такой ужас автора книги, или в каком-то ещё.
А завершить хотелось бы цитатой из прочитанного труда. Конечно, сказанной по адресу безнадёжно завязших в буржуазно-неолиберальной модели левых: «Оценки, выставляемые тем или иным политикам, имеют практическое значение лишь в той мере, в какой сам оценивающий представляет собой практическую или хотя бы моральную силу, с которой невозможно не считаться. Отстранённые от практики резонёры такой силой стать не могут. Они могут быть безупречны в своих абстрактных суждениях и выводах, но никогда не получат возможности влиять на происходящие события».
Но мне кажется, более точной самооценки автор дать не мог.

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.