top-right

2019 №6

Ирина  Черномурова

500 страниц о счастье

Счастливое место. Свердловская музкомедия Георгия Кугушева, Владимира Курочкина и Кирилла Стрежнева. — Екатеринбург: Издательский дом «Автограф», 2018.

В руках толстая и увесистая книга, изданная к 85-летию Свердловского государственного академического театра музыкальной комедии. Прекрасное и дорогое оформление — юбилейное! Спасибо Издательскому дому «Автограф» за элегантность и высокую культуру издания.
«Счастливое место» — точнее и не назвать, ибо только при одном упоминании театра музкомедии в Екатеринбурге в душе возникают свет и радость: от встреч с людьми в этом доме — артистами и руководителями, от спектаклей — всегда неожиданных и ярких. У театра был и есть свой почерк и свой характер. Ещё мне всегда казалось, и я уверена до сих пор, что это место (какая-то особая географическая точка на карте города и страны), где живет любовь — к своему дому, к работе, к жанру, друг к другу. Постоянство в наше «безбрачное» время стало уж совсем редким и эксклюзивным качеством. А потому театр всегда умел влюблять в себя всерьёз и надолго.
Эта книга была инициирована влюбленными в своё дело людьми, которые пригласили к сотрудничеству людей, однажды и навсегда ставших привязанными к этому счастливому месту, — известных критиков и исследователей театра. Александр Колесников, Сергей Коробков, Александр Иняхин, Елена Третьякова создали объемную картину движения театра от нулевой отметки до сегодняшних дней, прежде всего опираясь на свой собственный опыт общения с театром. Но создание новой книги дало каждому из них возможность ещё раз по-новому вглядеться в накопленный исторический материал и в работы коллег старшего поколения. Структура этой коллективной монографии поначалу может показаться обыкновенной, но и здесь театр не мог изменить себе в поиске необычного и яркого. История театра в книге — это три эпохи режиссеров Кугушева, Курочкина и Стрежнева, но каждая представлена разными авторами и каждый из них рассматривает время «правления» под своим ракурсом и со своими акцентами. В результате возник удивительный диалог авторов вокруг имен, фактов, мнений, и каждая эпоха предстаёт перед читателем объемно, словно в современных технологиях 3D. Необычно, интересно — затягивает. Формула «три + три» сработала с поразительным эффектом.
Будучи по первой профессии театральным историком с большим опытом работы в Бахрушинском театральном музее, я абсолютно увлеклась статьями, написанными Александром Колесниковым, даже позавидовала его возможности поработать с историческими документами и литературой. Его рассказ о становлении театра и Георгии Кугушеве — это серьёзное историческое исследование не только о творческой судьбе режиссера, который «собрал» театр и определил его развитие, но и рассказ о судьбе самого жанра оперетты и его приключениях в самые сложные, заидеологизированные периоды советской власти. Тема создания современного репертуара (в ту пору определявшегося как советский репертуар) продолжена им в разделе об эпохе Владимира Курочкина, который «бился за новый репертуар». Именно при Курочкине за театром окончательно утвердилось «поставлено впервые». И несмотря на подчас социальную ангажированность произведений, которые театр заказывал композиторам, создавал и ставил на сцене первым, следом их брали в репертуар практически все музкомедии страны.
Другой автор этой коллективной монографии Александр Иняхин продолжает разговор об эпохе Владимира Курочкина. Акимыч — так с любовью и уважением называли его между собой артисты, его ученики — режиссеры, мы — критики. Это было наше преклонение перед его уникальным качеством открывать и поддерживать таланты. Иняхин описывает этот более чем двадцатилетний период от сезона к сезону, в подробных деталях, в отзывах критиков и свидетельствах очевидцев, и работе режиссера в создании современного репертуара дает блестящее определение — «виртуозные жанровые трансформации». «Ищет пьесы и партитуры. Ищет роли. Ищет исполнителей, чьи возможности позволяют брать материал любой сложности — месить жизнь, разрушать старые формы, обретать новые. Дознаваться до сути процесса на практике, а не дискутировать о том на бесконечных совещаниях». Это уже Сергей Коробков пишет о Владимире Акимовиче в главе «Совершеннолетие». И верно ставит акцент еще на одном уникальном качестве режиссера. Он ценил в артистах штучность таланта, а в ансамбле — разнохарактерность. В его эпоху «разнообразие репертуара определялось разнообразием индивидуальностей». Из диалога двух авторов рождается не просто фигура настоящего руководителя театра, талантливого режиссера, но, что важнее и крупнее, — театрального деятеля, строителя. Умно и вовремя покинув театр музкомедии, он останется верен себе позже в Пермском театре оперы и балета. И в Свердловске, и в Перми он оставил после себя учеников, передав им свой генетический код неустанного искателя и строителя Дома, — Кирилла Стрежнева и Георгия Исаакяна. Сегодня они мастера, известные всей стране.
Сергей Коробков в каждой из эпох — автор, который добавляет в историю периода безумство красок и блестящие характеристики людей театра. Чего стоит его рассказ о Кугушеве-артисте и его исполнении роли Ферри в фильме «Сильва» 1944 года, который в памяти остался старомодным. Но, оказывается, там есть Кугушев, и в его работе можно увидеть его ключ к исполнению классической оперетты. Пересмотрела! Автор вглядывается в первую монографию о Свердловской оперетте, написанную Ириной Риф, комментирует, трактует и уважительно расширяет представления об этом труде летописца театра. Он фокусирует наше внимание на поколениях артистов периода Кугушева и Курочкина, давая краткие, но яркие определения их особого места в истории театра. И, наконец, его блистательное эссе о первой работе Кирилла Стрежнева в качестве главного режиссера — о «Беспечном гражданине» Затина—Семеновского как манифесте нового этапа в жизни театра. Это эссе отзывается в сердце дорогим воспоминанием о том, что видела сама, чем была сражена — о чем говорили все, кто занимался музыкальным театром.
Три главы об эпохе Кирилла Стрежнева дают объемный взгляд на современную историю и жизнь, в которой есть много побед, отмеченных национальной премией «Золотая маска». Период взлета, в котором все накопленное в предыдущие десятилетия не просто продолжилось, но переплавилось, когда Свердловскую екатеринбургскую музкомедию можно назвать театром, который неустанно и бесстрашно, благодаря режиссерскому дарованию Стрежнева, созидает новые театральные формы. Театр любых тем в любых формах! Плач, сновидения, мюзикл, драма… классическая оперетта — всё подвластно режиссеру. Елена Третьякова, мастер точного критического анализа, сочетающегося с глубиной осмысления общего театрального процесса, исследует созданные за 30 лет спектакли Стрежнева и его команды, в том числе актерской. «Мир спектаклей Стрежнева гармоничен, грустит он или смеётся, рассказывает драму или повествует о трагедии. Мир может лежать в обломках, как в «Орфее&Эвридике». Но говорится об этом с целью созидания, а не разрушения» — итожит автор. «Время СМС» — так называется эта глава. А что стоит за СМС? Формула и ее инверсии, которые предлагает «летописец», великолепны: Синтез Музыки и Сцены — Созвездие Мастеров и Со-творцов — Свердловский музкомедийный Союз.
«Кугушев, накопление, исследование. Курочкин, движение, работа, продолжение. Стрежнев. СМС». Сказать в финале после этих определений Третьяковой нечего. Только добавить, пожалуй, одно — особый театр, и книга о нем получилась особенная. Думаю, что у команды, которая создавала эту книгу (как тут не сказать о Михаиле Сафонове и Елене Обыденовой), по-другому и не могло получиться.

Поделиться:

Журнал "Урал" в социальных сетях:

LJ
VK
MK
logo-bottom
Государственное бюджетное учреждение культуры "Редакция журнала "Урал".
Учредитель – Правительство Свердловской области.
Свидетельство о регистрации №225 выдано Министерством печати и массовой информации РСФСР 17 октября 1990 г.

Журнал издаётся с января 1958 года.

Перепечатка любых материалов возможна только с согласия редакции. Ссылка на "Урал" обязательна.
В случае размещения материалов в Интернет ссылка должна быть активной.